Через всю Россию на поезде

Люди мечтают о разном – о хорошей зарплате, новой шубе, об отпуске, в конце концов. Я всегда мечтала проехать на поезде от Москвы до Владивостока. Превратить мечту в реальность гораздо проще, чем кажется. Главное – не бояться это делать. Поэтому мы не стали бояться и купили билеты на поезд в один конец.

Текст и фото Мария БАХИРЕВА

До Владивостока из Москвы ходят два поезда – обычный и фирменный. В первую очередь поезда отличаются временем в пути и ценами на билеты. Фирменный поезд «Россия» идет на сутки быстрее (но билеты дороже), время его отправления подходило нам больше, поэтому мы выбрали его (втайне надеясь, что «фирменный» означает еще и новые вагоны с биотуалетами).

День первый, 19 сентября: Москва, Владимир, Нижний Новгород

В прошлом году в этот день мы возвращались из Крыма. В этом году наше путешествие только начинается. Поверить, что мечта сбывается, пока сложно. Хотя все свершилось еще полтора месяца назад, когда были куплены билеты. В «России» всего два плацкартных вагона, все остальные – купе и СВ. Конечно, купе комфортнее, но стоит очень дорого, нам по карману только «дешевый» плацкарт за 14 тысяч на человека. В этом году поезд «Россия» празднует юбилей – 50 лет. Транссибирской железнодорожной магистрали – сто лет. Удивительное совпадение, что мы отправились в это путешествие именно в такой юбилейный год.

Первый сюрприз – вагоны раскрашены «под кошачьих» в поддержку амурских тигров и дальневосточных леопардов. Нас провожают с музыкой и телевидением, всем пассажирам дарят сувениры с «тигриной» символикой. Во Владивостоке 25 сентября отмечают День тигра, и мы приедем под занавес праздника.

Первые впечатления – поезд новый и чистый, в вагоне биотуалеты. Проводники Алексей и Любовь Ивановна порадовались за нас – мы едем до конца и при этом у нас хорошие места. А можно было бы ехать на «дешевых» боковых у туалета!

Половина вагона – девочки-спортсменки, возвращаются в Красноярск с соревнований по художественной гимнастике. Три дня ехать! При этом я сама почему-то забываю, что нам ехать неделю.

Пока я рассуждаю и пишу свои заметки, мы уже проехали Владимир и Нижний Новгород. Во Владимире из нашего вагона вышел первый иностранец. Хотя именно в плацкарте их не так много – наверное, едут в купе и СВ. 

Отмечаю, что у спортсменок сплошь красивые имена – Анжелика, Снежана, Милена, Эля, Дарина. И одна Маша на весь вагон – это я.

День второй, 20 сентября: Пермь и Екатеринбург

Ночью был Киров, потом – неведомое Балезино. Уже утром – Пермь. Проезжаем Кунгур, железная дорога идет вдоль реки. Природа впервые после Москвы поменялась – холмы, поросшие лесами, скалистые берега реки. И Пермь из окна поезда производит впечатление красивого города. Я не могу оторваться от окна... Краски! Здесь уже играет осень, в то время как у нас лето еще только угасает.

В вагоне появились пермяки с характерным говором – как будто мы в сериале «Реальные пацаны». Кстати, представление о географии очень меняется, когда сталкиваешься с ней вплотную. Я думала, что Екатеринбург – это ближе к середине пути, а он ждет нас уже на второй день.

Еды у нас пока не уменьшается, и на станциях мы только смотрим по сторонам. Хотя пакет сока за 120 рублей уже пугает. В киосках на вокзалах монополия РЖД, и цены в два-три раза выше, чем в обычных магазинах, а торговля с рук жива только на небольших станциях.

Екатеринбург позади, а у нас первое ЧП – во время обеда мы потеряли батон, ни в одном из четырех пакетов с едой его не было. Потом оказалось, что он укатился за рюкзаки. Мир и спокойствие восстановлены, «беглец» обнаружен – будет с чем есть бутерброды.

После Екатеринбурга прояснилось небо. В каждом городе к нашему «тигриному» поезду приходят журналисты. А я как-то внезапно почувствовала, что хочется выйти в Екатеринбурге и задержаться тут на пару дней. Не потому, что устала, а потому, что каждый город на пути по-своему интересен.

День третий, 21 сентября: Барабинск, Новосибирск, Красноярск

Часы на руке я оставила с московским временем, а на телефоне перевела. Удивительно, но на всех вокзалах страны действует московское время, поэтому время прибытия по местному приходится высчитывать. Приближаемся к Барабинску, где поезд стоит полчаса – первая такая длинная остановка на нашем пути, пройдено ровно 3000 километров.

Проехали Новосибирск, где оказалось неожиданно тепло – +23. И пахнуло такой уютной осенью, что и там захотелось остаться. Соседи на боковых местах постоянно меняются, спортсменки выйдут сегодня ночью в Красноярске. В вагоне стало шумно, появились маленькие дети. В Ишиме сел очень объемный батюшка. Ходит в спортивной одежде, заваривает лапшу, только волосы и борода его выдают.

В неизвестном нам Мариинске купили хлеба и кедровых орехов. Здесь же вагон потерял одного бойца – ссадили мужичка из соседнего купе. Выпивал, ругался, спорил с проводницей, за что и был наказан. Алкоголь в поездах – это вам не шуточки! «Весь вагон пьяный, а пострадал только я!» – ругался дебошир. Трудно вообразить, что большая часть вагона (девочки-спортсменки 10-13 лет)  может быть пьяной. Вот и полиция не поверила.

День четвертый, 22 сентября: Нижнеудинск, Зима, Иркутск

Потихоньку теряется счет дням. Чтобы точно написать дату в дневнике, смотрю на предыдущую. Мы прочитали по три книги. Вообще время можно отмерять по книгам: сутки – том.

Ночью в Красноярске вышли гимнастки, и теперь мы едем в полупустом вагоне. Утром гуляли в Нижнеудинске. Обо всех неизвестных станциях буду читать дома, пока же Нижнеудинск примечателен тем, что это половина пути – 4647 километров. Ехать еще столько же! За окном аккуратные рулетики сена  превратились в обычные стога. Стало больше ярких красок – сплошные оранжевые, желтые, красные цвета. Пошли вспаханные поля. И тепло!

По-моему, в вагоне из «московских» пассажиров остались только мы и две китаянки. Они заваривают какую-то свою лапшу и едят ее палочками. Для нас же развлечения – это книги, еда (предвкушаем, как на обед будем есть кильку с черным хлебом!) и остановки.

Друзья поддерживают нас на расстоянии и спрашивают, устали ли мы? Нет. Ждем, когда нам надоест дорога, но пока она нам нравится.

В Тулуне в наше купе сел мужик в рабочей одежде, попросил у проводницы стакан, налил водки до половины, выпил и закусил жареным пирожком. Потом рассказал нам про добычу угля в этих местах. Раньше здешний угольный разрез многим давал работу. А сейчас в поле только огромный заброшенный кран – ржавеет среди угольных холмов.

«Предстоит мне где-то у Байкала с тобой свиданье, станция Зима...» – Зиму прославил местный уроженец Евгений Евтушенко, а нас Зима встретила летом – +22. Главное разочарование сегодняшнего дня – Байкал мы будем проезжать ночью. Придется ехать туда еще раз, а пока соседка, которая села в Зиме и вышла в Иркутске, оставила нам на память бутылку «Воды Байкала» из Листвянки.

День пятый, 23 сентября: Улан-Удэ и Чита

Уже пятница! Или еще пятница? Позади Улан-Удэ и загадочная станция Хилок. В очередной раз поменялся пейзаж – на дикие степи Забайкалья. Очень много развалин – то ли бывшие жилые дома, то ли коровники. То, что есть, выглядит как-то криво, косо, брошенно – покосившиеся заборы, полусгнившие деревянные мосты. Но в деревнях на каждом доме огромная спутниковая тарелка.

Навстречу нам идут и идут бесконечным потоком товарные поезда. За окном желто-зеленые лиственницы. Какая же красивая осень! После Иркутска дорога очень извилистая. Люблю смотреть, как поворачивает поезд, когда можно увидеть локомотив.

В вагоне стало очень много детей – носятся босиком, ползают на четвереньках и протирают все вокруг своими локтями, ладошками и коленками.

Сегодня мы впервые купили пирожки, которые носят из вагона-ресторана, и сосиску в тесте. Она оказалась окаменевшей – наверное, едет из самой Москвы.

После Читы решили устроить день удовольствий – ходили в вагон-ресторан есть борщ, а потом в штабной вагон – принимать душ. О том, что в поезде есть душ и за плату им можно воспользоваться, кроме нас, похоже, не знает никто. Стоит это 150 рублей (борщ в два раза дороже), а удовольствия – на целый день. Какое же все-таки счастье быть чистым и умытым человеком!

В вагоне-ресторане мы встретили пару, которая едет в свадебное путешествие из Красноярска во Владивосток. Правда, в СВ. Рассказали, что у них в вагоне много иностранцев, которые ходят босиком по полу. Смелые люди!

За окном до сих пор удивительные пейзажи – река Шилка, пестрые берега, стога, деревушки. То и дело попадаются развалины. Что здесь было раньше и куда ушло? Природа застыла, время разрушает только здания.

День шестой, 24 сентября: Ерофей Павлович

Организм постепенно перестраивается под местное время – мы уже на пять часов или даже больше впереди Москвы. Вчера вечером выходили в Чернышевске-Забайкальском. На вокзале стоит памятник Чернышевскому, который, как оказалось, никакого отношения к этому месту не имеет.

В семь утра в Ерофее Павловиче было всего +1. Здесь проходит полюс холода Транссиба, зона вечной мерзлоты. «Бог создал Сочи, а черт – Сковородино и Могочу. И в придачу – Магдагачи», – так говорят про эти места.

Утром мы снова посетили вагон-ресторан – завтракали яичницей (вкусной, кстати, если бы не цены...). «Смена обстановки» – называет эти наши походы Саша. А я ударилась в воспоминания о путешествиях и о Владивостоке. В этом городе я уже была три года назад и уж точно не могла подумать, что когда-то окажусь там снова.

Многие знакомые почему-то уверены, что мы едем в СВ. Возможно, мы бы так и поступили, если бы у нас было много денег. Купе в фирменном поезде стоило около 30 тысяч, сколько стоит СВ, я посмотреть не успела – пока покупала свои плацкартные билеты, эти места уже все раскупили. Но нам повезло и с проводниками, и с вагоном, и с соседями, и с временем года. Наверняка, летом такая поездка переносится тяжелее.

День седьмой, 25 сентября: Хабаровск, Уссурийск, Владивосток

Вчера в Белогорске было тепло и дождливо, в Хабаровске сыро и +17. Наши соседи вышли в Хабаровске, дедушка из Улан-Удэ – в Сибирцево. В Ружино сошел батюшка с тюком вещей. В Биробиджане села девочка с черепахой – едет на учебу в Уссурийск.

Нам осталось ехать два с половиной часа, и ожидание становится томительным. Неужели сегодня мы ляжем спать в обычной кровати, а утром перед нами раскинется море?

Конечно, многое в таком путешествии зависит от настроя и от удачи. Для нас эта поездка была тем, о чем мы мечтали. Когда мы только заходили в поезд, то готовились к худшему – условиям, попутчикам, нашим возможностям вынести это. На деле все оказалось гораздо проще – не пришлось ни к чему приспосабливаться. Героизм и испытания – это не про нас, про нас – удовольствие от поездки и новые впечатления. А их хватит надолго. Полтора миллиарда золотом, 34 года непрерывного труда и борьбы с вечной мерзлотой, девять тысяч километров до океана – Транссиб построили сто лет назад, и прочувствовать этот масштаб и всю Россию можно только в такой поездке.