Что чувствуешь, когда спас жизнь?

День медицинского работника в районе отметили 16 июня в Одинцовском спортивно-зрелищном комплексе. В программе праздника оказалось неожиданно много награждений. Под аплодисменты зала за заслуженными грамотами, дипломами и знаками отличия вышло чуть менее сотни человек.

Текст Анна ТАРАСОВА, фото автора и Валерия ЖУКОВА

Обращаясь с поздравлением к виновникам торжества, глава Одинцовского района Андрей Иванов отметил тот факт, что число медиков у наснеизменно увеличивается:«С каждым годом медицинских работников в районе становится все больше, и это очень радует. В 2016 году нам удалось привлечь в муниципалитет дополнительно 104 специалиста — 55 врачей и 49 медицинских сестер. Это очень важное достижение. Одинцовский район по росту количества медицинских работников является лидером в Подмосковье».

Руководитель муниципалитета также поблагодарил медиков за то, что они ежедневно заботятся о проблемах людей, принимая их, как свои: «Каждый из вас выбрал великое, но очень тяжелое призвание. Эта работа всегда престижна и востребована. В вашей помощи нуждаются все, а от ее уровня напрямую зависит качество жизни наших жителей. Развитие здравоохранение и создание системы медицинской помощи новых стандартов – это ключевая задача для Подмосковья и Одинцовского района. Мы будем создавать для вас достойные условия для работы и для жизни. В том числе – путем предоставления служебного жилья. Я хочу пожелать вам сил, терпения и пусть все то добро, которое вы дарите людям, многократно к вам возвращается».

Торжественная часть плавно перетекла в концерт. Одним из подарков лучшим представителям районной медицины стало выступление известной певицы Евы Польны. И сколько бы ни говорили, что врачами становятся только очень серьезные люди, поверьте на слово: радоваться они тоже умеют. Всего одну, кажется, песню, зал высидел, тихонько подпевая, а дальше вполне себе солидные доктора и медсестры устроили у сцены импровизированный танцпол – праздник!

Мне очень хотелось поговорить с кем-то из награжденных, избегая красивых слов в вопросах и высокопарных ответов о том, что в медицину приходят лишь избранные. И не анализировать на этот раз, что у нас в районной медицине отлично, а что еще не очень.Мне давно к тому же хотелось хотя бы одним глазком заглянуть в трудовые будни обычных сотрудников самой тяжелой медицинской службы – скорой помощи. Понять, каково это принимать решения за считанные мгновения и ежедневно балансировать между чьей-то жизнью и смертью. Что чувствуют те, кто возвращает людей в этот мир, но и периодически теряетих? С этими вопросами я и обратилась к Татьяне Ивановой, фельдшеру филиала Одинцовской скорой помощи в Краснознаменске.
 

Чтобы определиться, хватает месяца

Она ездит в машинах с сиреной уже более 30 лет. Как направили на работу в 21 год, так до сих пор и не сменила ее.Моя собеседница честно признается: никогда в юности не мечтала работать именно на скорой, но сейчас даже представить не получится, что могла бы заниматься чем-то другим.

– Работа на скорой, по-моему, совершенно особенная. Любой медик, попав сюда, очень быстро понимает, нашел ли он действительно свое дело или решительно нет. На моей памяти всем хватало пары недель, максимум – месяца, чтобы это понять. И либо стать частью одной из бригад навсегда, либо также навсегда уйти.

– Что же вас так подкупило именно в этой специальности?
– Здесь приходится учиться каждый день.  На скорой узнаешь о медицине больше, чем где бы-то ни было. Чувствуешь также важность того, что ты делаешь. Я точно знаю, зачем каждый день иду на работу. По-моему, это очень ценно: не просто заниматься любимым делом, но и быть уверенным в том, что оно действительно крайне важно для людей.

– Сколько в среднем вызовов происходит в день?
– По-разному. Иногда восемь, иногда вдвое больше. А в ноябре-декабре среднее количество выездов за день – 26. Причем, все абсолютно разные. Вчера мы выезжали сначала на отек легких, начавшийся на фоне высокого давления, потом было ДТП с переломами у пострадавшего, затем вызов на высокую температуру с судорогами у ребенка...  Семь-восемь звонков на бригаду – это хорошее дежурство.

Страшно – каждый раз

– Самое главное на скорой помощи?
– Наверное, быть готовой ко всему. Важно выехать на любой вызов и не испугаться. Немного страшно, конечно, всегда. Но надо уметь побеждать этот страх и оставлять его за дверями квартиры, когда входишь к больному. Хотя по себе знаю: даже после 30 лет работы ты все равно боишься, отправляясь на вызов. Потому что каждый раз понимаешь, что в твоих руках – человеческая жизнь, за которую ты несешь ответственность. И это не просто красивые слова, а реальность, с которой мы сталкиваемся ежедневно.

– То есть часто приходится не просто оказывать помощь, а именно спасать?
– Постоянно. Сколько инфарктов, инсультов у людей… И тут, действительно, либо ты способен быстро сконцентрироваться, принять необходимое решение за считанные секунды в любой ситуации, либо тебе не сюда. Во многих профессиях люди могут ошибаться. В других областях медицины у врачей есть время подумать, собрать анализы, поменять лечение, если ранние назначения не дают нужного эффекта. А у нас есть только несколько минут и зачастую – всего одна возможность принять единственно верное решение. Нельзя ошибиться, когда человек, скажем, задыхается или по другой причине находится в критическом состоянии. Тут ошибка – это смерть. А ведь всегда хочется спасти, помочь, довезти. Знать, что ты передал коллегам пациента, который, благодаря твоей работе, теперь точно будет жить дальше – это огромная радость и облегчение. Констатация смерти –всегда очень тяжело. Именно способность переживать в постоянном режиме такие сильные эмоции и при этом оставаться спокойным, выезжая на следующий звонок, и определяет: подходит врач для работы на скорой или нет. Очень хорошо помнится каждый пациент, которого не удалось спасти…

– Как можно жить с таким грузом?
– Это не груз. Это постоянное напоминание о том, с чем когда-то не удалось справиться, и вопрос: «А что в этой ситуации я могла бы еще сделать сейчас, с новым опытом, с новыми знаниями?» Именно эти вопросы в аналогичных ситуациях зачастую помогают вернуть к жизни следующего очень непростого пациента.

Почему на скорой» нельзя думать о плохом?

– Как вы считаете, важно ли обычным людям уметь оказывать первую помощь или это все-таки обязанность специалистов?
– Очень важно. Если до приезда врачей люди знают, как помочь в той или иной критической ситуации, это многократно увеличивает шансы на благоприятный исход. Скорая может ехать несколько минут, а они иногда оказываются решающими. Поэтому знать,как вести себя при травме, инфаркте, приступе астмы и так далее, я обязательно рекомендовала бы любому человеку. Критическая ситуация рядом с вами может случиться в любой момент. Этого никогда не ожидаешь, но именно ваша готовность и ваши навыки порой могут оказать решающее влияние на ситуацию. Сейчас, к слову, люди стали гораздо образованней, чем несколько лет назад. Почти всегда к моменту приезду бригады какая-то первая помощь уже оказана. Люди не столбенеют в шоке, наблюдая, как близкому человеку плохо.

– На скорой есть свои приметы?
– Никогда не желай спокойной ночи или счастливого дежурства.А еще если ты пришел и в мыслях вдруг появляется какой-то пациент, вызов от негообязательно повторится.  Если ты по непонятной причине подумаешь о тяжелом случае, к такому же точно, наверняка, стоит готовиться. Для меня – это проверенные годами приметы. Поэтому мы стараемся не вспоминать лишний раз плохое.

Когда люди начинают снова дышать…

За что вы любите свою работу?
– Иногда за драйв, иногда за счастье, что успели вовремя, иногда и за то, что можно выйти из квартиры и заплакать, так как было очень тяжело. Это какая-то очень честная профессия. Несмотря на то, что эмоций иногда слишком много, я вижу, что врачи не закрываются, не черствеют, не учат отстраняться. Медик, не способный к сочувствию и состраданию, не готовый порой переживать чужую боль, как свою, в этих условиях работать не сможет.

– Первого лично спасенного помните?
– Конечно. Годовалая девочка умудрилась проглотить рубль. Родители не смогли помочь, и когда мы приехали, ребенок уже синел. И я до сих пор помню, как выдавливала эту монетку, видела, как у малышки розовеет лицо, как радовалась тому, что она заплакала… Дети – это вообще самые эмоционально непростые пациенты. А знали бы вы, как часто нас вызывают именно на эти самые проглоченные инородные тела – мелкие детали игрушек, куски еды, пуговицы какие-нибудь. И когда ребенок, который только что задыхался, оживает у тебя в руках и начинает дышать – это ощущение, которые вообще сложно с чем-то сравнить. Это и адреналин, и счастье, и невероятное облегчение. 

– А на дежурстве накануне праздника завершившее день спасение было?
– Бронхиальная астма, женщина за 60 вошла в статус, дыхание редкое, синяя вся… Когда мы еераздышали, она тихо сказала: «Как же жить хочется…»

– Что чувствуешь, когда жизнь спасена?
– Удовлетворение, душа успокаивается и в очередной раз возвращается удивительное чувство, что я попала в эту профессию не зря; что любые сложности, страхи и переживания стоило преодолевать, ради вот этой минуты. Ради очередного человека, который теперь снова может дышать и жить.