Любой президент Америки – это не Путин

В магазине «Свой Книжный» прошла встреча с известным политологом, историком и публицистом Николаем Злобиным. Он представил свою новую книгу «Кто есть кто в команде Трампа?».

Текст и фото Валерия БАРАНЦЕВА

Тема новой книги Злобина сейчас актуальна, как никогда – в последнее время наши соотечественники следят за внутренней и внешней политикой Америки едва ли не более внимательно, чем за аналогичными процессами в своей стране. Гости «Своего Книжного» отмечали, что, помимо признанного авторитета и профессионализма писателя, прийти на встречу с ним их подкупило еще и его знание американской «кухни» изнутри. Диалог действительно получился очень информативным и познавательным. Настолько, что его выдержки будут интересны даже не следящим за политическими играми читателям.

– Идею написать «Кто есть кто в команде Трампа?» мне подал Владимир Соловьев, – рассказывает Николай Злобин. – Но справедливости ради скажу, что за годы нашего сотрудничества я тоже не раз подбрасывал ему интересные темы для публикаций. Такой вот у нас негласный творческий тандем получился. Сначала я начал писать эту книгу на английском, но потом понял, что было бы интересно издать ее в России, а там уж пусть американцы покупают права на копирайт. Знаю также, что моей работой заинтересовались в Китае и Индии. Это легко понять: политическая система Соединенных Штатов значительно отличается от принятой в данных государствах. В Америке нет понятия вертикали власти, и все полномочия максимально сосредоточены на местах. Поэтому там всегда очень большая конкуренция на локальных выборах, а чем выше ты поднимаешься по политической лестнице, тем у тебя остается меньше соперников. За пост президента страны обычно борются не больше двух-трех человек. Я, наверное, уже всем надоел своей фразой: «Президент Америки влияет на жизнь американцев так мало, а на жизнь остального мира так много, что я бы вообще не хотел, чтобы данные люди избирали главу государства». Это действительно так – для рядового жителя США гораздо большее значение имеют губернатор штата и мэр города, потому что именно от них зависит, по каким дорогам он будет ездить, какие продукты покупать и в каких больницах лечиться. Более того, в Америке есть много законов, запрещающих федеральному правительству вмешиваться в дела штатов. Документы там тоже выдаются на местном уровне, за исключением загранпаспорта. Это прерогатива Госдепа. Кстати, не все знают, что внутренних паспортов у американцев нет, и они прекрасно без них обходятся. Одним словом, любой президент Америки – это не Путин.

В своей книге я уделил немало внимания команде Трампа, тем приближенным к нему людям, которые влияют на его решения. На минуточку, их около 200 человек. Среди них есть и члены его семьи, и бывшие партнеры по бизнесу, и губернаторы разных штатов, и сотрудники Белого дома. Собственно, данный коллектив сейчас и управляет страной. В своей книге я попытался оценить этих людей не только с точки зрения влияния на Трампа, но и с позиции отношения к России. Но отмечу, что представители этой команды вовсе не обязательно являются сторонниками нынешнего американского лидера – просто они вместе работают. Президент США – это человек, который не отдает приказы, а всегда ищет компромиссы с Конгрессом, финансистами, гражданским обществом, Пентагоном, СМИ и т.д. Другая особенность Трампа – своеобразная политическая неопытность. Он начал карьеру политика в должности президента страны, и в этом же статусе ее завершит. Поэтому за ним не тянется многолетний шлейф из различных имиджмейкеров, советников и консультантов, которые так же могут на него воздействовать. Впрочем, эта «свита» Трампу была особо и не нужна – у него и так был стопроцентный рейтинг узнаваемости. К слову, в политику в Америке идут не ради денег – президент США получает около 400 тысяч долларов в год, то есть не больше, чем средний банковский сотрудник. Трамп от своей зарплаты отказался: денег у него и без того хватает.

В этой книге я также описал процесс принятия политических решений в Америке, который довольно сложный, компромиссный и сбалансированный. Я часто сталкиваюсь с тем, что российские политологи, обвиняя США в том или ином событии, апеллируют вовсе не к тем. Честно скажу: результатом своей работы я доволен.

После столь познавательного монолога вопросов к Николаю Злобину у гостей встречи только прибавилось.

– Почему вы решили жить в США?

– Я никогда не решал жить в США и уезжал туда на три месяца с полным осознанием, что по истечении контракта вернусь на родину. Я не говорил по-английски и до этого никогда не был в Америке, так что с моей стороны это была натуральная авантюра. Тогда в нашей стране творился бардак, в том числе и в сфере образования, и работать здесь мне было некомфортно. Но спустя эти 90 дней мне предложили другой контракт, потом еще один, вот я постепенно и втянулся. Живя в Вашингтоне, писать о политике жутко интересно, ведь этот небольшой город негласно считается политической столицей мира. Но есть и обратная сторона – там довольно скучно и практически некуда сходить в свободное время. В итоге после нескольких лет в Штатах я женился, и после свадьбы получил американское гражданство. С женой-американкой я давно развелся, но «в самолете» жить продолжаю до сих пор. Такой вот я типичный безродный космополит. Сейчас я делю свое время между Россией и Америкой поровну. Меня многие обвиняют, что я критикую Россию, но, поверьте, США я критикую еще больше. На нескольких западных телеканалах меня и вовсе считают агентом Кремля.

– Политика Трампа сильно отличается от политики его предшественников. Что вы об этом думаете?

– Все верно, предыдущие президенты обещали избирателям свободу, демократию и глобализацию. Позиция Трампа иная, мол, мы не идем к вам с нашими идеями – лучше вы идите к нам с вашими деньгами. На удивление, американцам такие условия пока нравятся. Дональд Трамп – это попытка поменять траекторию развития США с глобальной на национальную. Вряд ли ему это удастся в полной мере, да и как на это отреагирует мир, мы пока не знаем. Американцев всю жизнь обвиняли в двух вещах: что они везде лезут и что лезут недостаточно. Сейчас они будут жить явно по второму пути и постепенно начнут покидать свои зоны влияния в мире. А вот кто их займет – вопрос интересный. У России, к сожалению, возможностей для этого пока не хватает. Разговоры о многополярном мире лично я не воспринимаю всерьез. Считаю, что мы все, наоборот, движемся к миру бесполярному. Возможно, скоро нас ждет своеобразный реванш малых и средних стран – от Северной Кореи до Прибалтики, которые последние 70 лет никто всерьез не воспринимал. Америке очень вредит ее монополия во внешней политике, которая сильно кружит ей голову. Я либерал, и всегда выступал за то, чтобы на мировой политической арене были разные игроки, с которыми Трампу и команде волей-неволей пришлось бы считаться.

– В чем сложность отношений России и США?

– В том, что между этими двумя странами нет ничего, кроме политики. Ни инвестиций, ни рабочих мест, ни финансовой «подушки безопасности». На этих отношениях никто не зарабатывает, поэтому и нет стимула их улучшать. Посмотрите на тандем Америки и Китая – с исторической точки зрения этим странам тоже есть что друг другу сказать, но сегодняшнее благосостояние важнее. Чем больше чужих денег в стране, тем меньше политической власти местной элиты над своей экономикой. Знакомые американцы мне часто говорят: вы, русские, такие умные, в вашей стране родилось много великих писателей, спортсменов, композиторов, художников, Россию никто никогда не мог завоевать – так почему же вы до сих пор не построили нормальный государственный механизм? Они искренне считают, что это сделать проще, чем написать «Войну и мир».

– Теоретически американская экономика прижилась бы в России?

– Почему нет? Мы же пользуемся американскими лекарствами и выздоравливаем.

– Как можно остановить американский печатный станок?

– Только за счет конкуренции: евро ведь вытеснил доллар на сорок процентов из мировой экономики. Предположу, что к середине 21 века в мире будет семь, а то и десять основных валют. А вот будет ли там рубль, зависит не от американского печатного станка, а от состояния российской экономики.

– Как вы относитесь к Роснано?

– Считаю, что само государство в принципе не должно создавать подобные корпорации. Его задача в другом – принимать грамотные законы и обеспечивать безопасность граждан – демографическую, пищевую, экологическую, социальную и любую другую.

– Недавно вышел фильм Оливера Стоуна «Интервью с Путиным». Изменит ли он отношение американцев к нашему президенту?

– Дело в том, что простые граждане США слабо интересуются внешней политикой своей страны, и не факт, что они вообще его посмотрят. Но Путин в Америке и так очень популярная и весьма уважаемая фигура. Узнав, что я из России, вашингтонские таксисты часто мне говорят, мол, вот бы нам такого президента. На это я резонно отвечаю, что в таком случае им самим проще эмигрировать в Россию. Но они почему-то делать это боятся…

Наша справка

Николай ЗЛОБИН родился в 1958 году в Москве. Его отец, Василий Злобин, был известным советским историком, доктором наук и заслуженным профессором МГУ. Мать – Клара Злобина – занимала пост ученого секретаря отделения ядерной физики Академии наук СССР. После окончания исторического факультета и аспирантуры МГУ Николай решил продолжить семейную династию и стал преподавать в данном вузе. Параллельно с написанием кандидатской диссертации работал консультантом Кремля. После перестройки Николай Злобин получил предложение поработать в качестве приглашенного профессора в одном из американских университетов. Волею судьбы его командировка затянулась почти на тридцать лет. Помимо преподавательской деятельности, Злобин занимался в США публицистикой. Его работы выходили на страницах The New York Times, Los Angeles Times и других авторитетных изданий. В 2012 году Николай Злобин основал в Вашингтоне аналитический Центр глобальных интересов. Из-под его пера вышло 17 книг и порядка 300 академических статей по истории, политике и глобальной журналистике. По словам публициста, уже много лет он живет на две страны – в России Николай Злобин участвует в еженедельной программе «Полный контакт» в шоу Владимира Соловьева на радио «Вести FM», печатается в крупных газетах и журналах и выступает экспертом на различных политических ток-шоу.