Свидетель эпохи

Александр Алексеевич Галактионов – такая же значимая фигура для района, как и Валентина Яковлевна Чистякова. Почти 20 лет его жизнь была связана с нашим районом. Самый продолжительный и значительный этап в его карьере – работа в должности председателя исполкома Одинцовского горсовета с 1968 по 1980 год.

Подготовил Георгий ЯНС

Мы знакомы с Александром Алексеевичем более десяти лет. Познакомились, когда газета «Одинцовская НЕДЕЛЯ» готовила исторический проект, посвященный 50-летию города. Уже тогда он был почти четверть века на пенсии. Меня поразило одно обстоятельство. Человек уже столько лет не у дел, но по-прежнему окружен заботой и вниманием. Причем это делается не формально, для протокола с галочкой, а является искренним и добрым отношением к нему.

С кем бы мне ни приходилось общаться, и с «левыми», и с «правыми», все о нем отзывались исключительно положительно. Он – человек, который при жизни стал памятником. Я это говорю не только в прямом смысле (его бюст наряду с другими заслуженными людьми установлен в центре города), но и некоторым образом в переносном. Александр Алексеевич Галактионов — памятник честности и порядочности. Уходящая натура. Про него точно и уверенно можно сказать: «От трудов праведных он не нажил палат каменных». Скромная «трешка» в Москве и «скворечник» на участке в шесть соток, который он себе позволил только после ухода на пенсию.

Александр Галактионов родился в 1926 году. Был он последним, тринадцатым по счету ребенком в крестьянской семье. В годы войны – работа на оборонном заводе. Две самые памятные награды – медаль «За доблестный труд» и пара резиновых калош, торжественно врученные в Колонном зале Дома Союзов.

Председатель горисполкома в советские времена – второй человек в партийно-советской номенклатуре после первого секретаря горкома партии. Александр Алексеевич в тандеме с Валентиной Яковлевной Чистяковой проработал 12 лет. Никто – ни до, ни после – в этой должности так долго не находился.

В своей работе Галактионов старался руководствоваться исключительно законом. Пусть иногда противоречивым, но законом. Это, как ни парадоксально звучит, осложняло его работу как председателя исполкома горсовета. Большие начальники по закону могли приказать подчиненному, а не по закону – только попросить. Такие просьбы для большинства были равнозначны приказу, но не для Галактионова. Как-то к нему обратился директор подшипникового завода – одного из крупнейших заводов в СССР – с просьбой разрешить подключиться к местной котельной для отопления зданий пионерского лагеря. Котельная на дополнительные мощности не была рассчитана, и Галактионов отказал. Повторно с этой просьбой к нему обратился уже первый секретарь обкома Конотоп. Александр Алексеевич и тому отказал. 

Одинцовский район и в советские времена был особым местом. Здесь руководство страны принимало высоких гостей из самых разных стран. Галактионову приходилось встречаться с американскими космонавтами, удивляться внешнему виду президента США, на котором вместо костюма была клетчатая рубашка и джинсы, выслушивать жалобы борца за свободу американки Анджелы Дэвис.

Он даже косвенно поучаствовал в судьбе писателя Александра Солженицина. Именно к Галактионову обратился Мстислав Ростропович за получением разрешения на пристройку к даче. Пристройка предназначалась дворнику великого музыканта – Александру Солженицыну.

У Александра Алексеевича очень достойная жизнь. Под стать ему и супруга Лидия Ивановна. Они вместе уже 65 лет.

Более тридцати лет Галактионов на пенсии, но в районе его не забывают. Я уже рассказывал, насколько искренне люди и сегодня радуются встречам с ним. И Александр Алексеевич в курсе всего того, что у нас происходит, систематически приезжает в Одинцово. При каждой встрече я всегда спрашиваю: «Как самочувствие?» Он всегда отвечает: «Соответственно возрасту и международной обстановке». Международная обстановка всякая бывает, а возраст у Александра Алексеевича – замечательный. Не только потому, что он бодр и энергичен, но и потому, что сумел добиться независимости от своих солидных лет.