Чем плюшевый пёс лучше Папы Римского?

Ответ именно на этот вопрос наш корреспондент, совершенно неожиданно для себя, получил на Салоне шоколада 2017, который прошел в ЦДХ.

Поговорить на этом мероприятии можно было на десятки самых разных тем. О том, как отличить элитный шоколад от рядового. О том, какие новые вкусы сегодня пользуются особой популярностью у покупателей всего мира. О том, какие самые необычные добавки можно обнаружить в сладкой плитке. О том, что может сотворить из блока шоколада настоящий художник.

Текст и фото Анна ТАРАСОВА

100 грамм – уже перебор

С элитным шоколадом все довольно просто. В кондитерском мире существует, оказывается, с недавнего времени своеобразное правило. Ни один уважающий себя производитель/шоколатье, создающий эксклюзивный товар, не станет продавать его большими плитками. 100 грамм – это уже перебор. Про огромные шоколадины в половину человеческого роста вообще промолчим. Если вы европейский мастер и гордитесь тем, что готовите что-то авторское и уникальное – 70-граммовая фасовка будет максимум того, что вы можете себе позволить по современным канонам. По крайней мере, так утверждают на Салоне шоколада.

Найти в авторской шоколадке сегодня можно почти все. От стандартной мяты, мелиссы, корицы, имбиря и острого перца чили, до конопли (разумеется, легальной), грибов и даже бекона. А еще, пробежавшись по экспозиции, можно обнаружить конфеты, расписанные глазурью, невероятно напоминающей акварель, шоколадки, к каждой из которых рисуется авторская обертка, и десерты на основе какао-бобов на палочке. Сегодня угощение должно быть не только вкусным, но и очень красивым.

Как сделать платье шоколадным?

Отдельная интрига каждого выставочного дня – дефиле шоколадных платьев. Хотя тут уж организаторы, на мой вкус, слегка покривили душой. Ткани на моделях, шествовавших по подиуму, было гораздо больше, чем сладких деталей. Однако такой показ – прекрасная возможность вдохновить зрителя на творчество. Если какие-то сложные творения повторить смог бы лишь опытный дизайнер, то закрепить на любимом платье несколько десятков нитей с болтающимися на них шоколадными шариками или крошечными плитками, по увиденным на показе образцах, сможет любая более-менее способная к рукоделию женщина. Так что не удивлюсь, если после посещения выставки идея украшать свои наряды чем-то подобным на некоторое время войдет в моду.

Главное для шоколада – настроение

На Салоне шоколада было на что посмотреть и что попробовать. Однако самое большое удовольствие лично мне доставило общение с мастером шоколадной живописи и скульптуры. Закон о рекламе, увы, запрещает называть кондитерский дом, к которому принадлежит этот мастер. Однако его рассказ об уникальных направлениях современного шоколадного творчества от этого менее интересным не становится.

Виталий Пономарев, художник и скульптор по шоколаду 
На выставке он вырезал из огромной плитки очередную скульптуру. Сладкие опилки щедро раздавались всем желающим. Понаблюдав некоторое время за работой профессионала со стороны, я отправилась выяснять, что же нужно для того, чтобы научиться чему-то подобному.

– Для начала нужно любить шоколад, – уверенно заявляет Виталий. – Это действительно очень важно, ведь шоколад – совершенно уникальный материал, тонко чувствующий малейшие изменения в эмоциональном фоне человека. Поэтому если вы что-то планируете делать из шоколада в плохом настроении, лучше сразу откажитесь от этой затеи. На нашей фабрике неоднократно проверено: от шоколадки из рук расстроенного человека никто не испытает радости. У нас были реальные случаи, когда начальство,  увидев  пришедшего  на работу сотрудника в  подавленном настроении, предлагало ему взять в этот день  выходной.

– Каким же образом плохое настроение может повлиять на вкус шоколадки?
– Сравните бабушкины или мамины пирожки, сделанные с любовью, с теми, что пекутся без души исключительно для продажи. Уверен, разницу вы ощутите, даже если вдруг и те, и другие готовились по одному рецепту. Та эмоция, которую человек вкладывает в любую приготавливаемую пищу, поверьте мне, не проходит бесследно.

– Сколько лет вы работаете с шоколадом?
– Уже 15.

– Неужели от него не устаешь? 
– Это известная теория, что, если что-то долго ешь, то в какой-то момент продукт жутко надоедает. Но с шоколадом в этом смысле что-то не так. Вроде ешь его, ешь, а все равно хочется. А уж тем более из него хочется создавать что-то необычное. Сегодня я работаю с относительно небольшой плиткой. Обычно делаю скульптуры значительно большего размера. Например, однажды мне приходилось вырезать крокодила из тонны шоколада. Это был индивидуальный заказ, четыре с половиной метра длиной. Резал я его две недели. Какое-то время он стоял у заказчика, потом его разломали и развезли по детским домам…

Кстати, в чем особая прелесть создания скульптуры из шоколада – это совершенно безотходное производство. Стружка летит, ее собирают в одноразовые тарелочки и раздают всем желающим. То есть радость присутствует во всем процессе – как для мастера, так и для тех, кто наблюдает за его работой. Такое получается совместное творчество – я отрезаю, зрители отъедают.

Как создавался первый в мире памятник Чебурашке

– Что необычного можно вырезать из шоколада?
– Темы могут быть абсолютно разные. Кажется, что самое сложное – это большие скульптуры, на самом деле нет, миниатюра, тонкая работа требует гораздо больше усилий. На одном мероприятии меня попросили сделать небольшую шоколадную лампочку. Но просто копировать ее мне показалось неинтересным, поэтому в итоге получилась резная работа, внутри которой сидит бабочка. Уточню сразу – резалось все это из единого куска шоколада, без каких бы то ни было склеиваний миниатюры. При этом размер у лампочки стандартный, как у тех, то вкручиваются дома. Вот там работа была сложная и интереснейшая одновременно, настоящий вызов самому себе.  Хотя и большие проекты бывают занимательными. Мне, например, приходилось из полутонны шоколада вырезать первый в мире памятник Чебурашке. Пол-улицы тогда перекрывали, чтобы было, где вести работу. Даже Эдуард Успенский на  открытие памятника приезжал, перерезал красную ленточку…

«Больше всего на свете я горжусь портретом Фили»

– Сейчас очень популярны картины, написанные на большой сладкой плитке и созданные тоже шоколадом, только цветным, – рассказывает Виталий. – В белый добавляется вытяжка из различных овощей, ягод и фруктов, она-то и дает необходимый оттенок. Рисовать можно все: от пейзажа, выбранного заказчиком, до портретов в рост. Кому что больше нравится. За эти годы я сделал уже больше 2000 всевозможных портретных работ всевозможных звезд эстрады, уважаемых личностей и даже представителей королевских семей. Одна из моих работ висит в Букингемском дворце, друг принца заказывал ему подарок на свадьбу. Или, например, однажды пришлось рисовать шоколадный презент для Папы Римского …

Да что там Папа Римский… Я Филю рисовал из «Спокойной ночи, малыши»!  Для меня это одна из самых значимых и дорогих работ. Ведь люди, сколь бы высокую должность или сан они ни занимали, приходят и уходят… А Филя – он вечный, он – своего рода символ детства для многих поколений советских и российских людей. Думаю, в старости, вспоминая именно этот портрет, я буду больше всего собой гордиться и думать, что жизнь прошла не зря.

– Боюсь даже представлять стоимость таких картин…
– На самом деле, они не так дороги, как может показаться. Среднего размера портрет стоит 37 тысяч рублей. То есть вполне можно скинуться всем отделом и порадовать начальника, которого, казалось бы, уже ничем не удивишь.

– А вес такой картины?
– Около двух килограммов.

Когда тебя съедят…

– Поправьте меня, но художник и скульптор – это ведь очень разные вещи? На кого вы учились?
– Видимо, я – своеобразное исключение из правил, – смеется Виталий. – Особенно, учитывая, что никакого художественного образования у меня нет, я учился на преподавателя физической культуры. Похоже, слово «культура» как-то сыграло свою роль. 

– Как же вы вообще начали этим заниматься?
– Нарабатывал все свои навыки исключительно практикой. До шоколада разве что друзей обычными карандашами рисовал пару раз, никогда не считал себя художником. А на шоколадной фабрике дизайнером работал,  это тоже творчество, но совершенно из другой области. А потом как-то набрался наглости, пришел в цех и попросил кусочек плитки, чтобы попробовать что-то изобразить на нем, и неожиданно получилось здорово. Пару работ я сделал просто ради эксперимента, а потом, как-то все так завертелось, что это стало основной моей специальностью. Точно так же по принципу «Шоколада на фабрике много, почему бы не попробовать из него что-нибудь вырезать» и создание скульптур началось.  

– Шоколадные картины чем-то отличаются, по-вашему, от тех, что рисуются краской?
– Эмоциями, которые они вызывают, несомненно. Вы знаете, мне приходилось выполнять портрет девушки, которая заказала его в подарок своему молодому человеку: картина, а внизу подпись «Съешь меня». Любой мужчина оценил бы такое… Или одна женщина на юбилей заказала себе две портретные работы. Я тогда удивился, зачем, мол, вторая. А она объяснила, что одну повесит у себя дома, а вторую хочет разломать на кусочки и раздать своим друзьям в благодарность за то, что они у нее есть. 

Знаете, шоколад в принципе располагает к проявлению особых теплых чувств, и чаще всего то, что работы, которые я делаю, будут съедены, совершенно не расстраивает ни меня, как автора, ни заказчиков, которые, по сути, и будут кушать. Шоколад – это какая-то особенная радость из детства, поэтому съесть собственный портрет – своего рода игра, маленькая радость для взрослых людей. А аромат? Представьте, вам дарят портрет, нарисованный от руки, а он еще и умопомрачительно пахнет шоколадом. 

До сих пор вспоминаю, как парень один заказывал у меня изображение своей девушки, чтобы, подарив его, сделать ей предложение. И вот я выношу ему работу. Он открывает коробку, восторженно смотрит на изображение, вдыхает аромат, улыбается до ушей и уверенно говорит: «Теперь-то она точно мне не откажет»…

И быть причастным ко всему этому – настоящее счастье для любого мастера. Меня иногда знакомые спрашивают, не хотелось бы мне делать свои картины настоящими красками, а скульптуры вырезать хотя бы из дерева… Ну они же сохранятся на годы, а не будут съедены, как большинство моих работ. А я вспоминаю подобные истории, эмоции, которые испытывают люди, видя впервые готовые заказы, чудесные запахи, окутывающие меня в процессе работы, довольных гостей или прохожих, угощающихся стружками, и понимаю, что он такого просто нельзя отказаться. Все-таки есть в шоколаде что-то совершенно волшебное, что позволяет делать людей по-настоящему счастливыми. А разве не в этом цель любого творческого человека?