Москва-река, последний рубеж обороны

Выступление сотрудника Звенигородского  историко-архитектурного и художественного музея Александра Лазукина на межрегиональной конференции «Москва-река: история и современность». 
 
Подготовил Александр ЛЫЧАГИН
 
К осени 1941 года линия фронта, разделяющая Красную Армию и вермахт, проходила практически по берегу Москвы-реки. Звенигородский район (сейчас Одинцовский) в то время фактически пополам делился этой рекой. Специфика рельефа диктовала тактику боевых действий как с одной, так и с другой стороны. Немецкое командование после 25 октября, когда была захвачена Руза, двинуло войска по левобережью реки в наступление на Звенигород. В это время на центральном участке Западного фронта в Кубинке, где находилось ядро 5-й армии, немцы были остановлены в затяжных боях. Однако фланги, как крылья, стали охватывать этот центральный участок, и замысел немцев заключался в охвате Кубинки, попытке взять ее в «клещи». Немцы предприняли в начале декабря  два сходящихся фланговых удара, один из них – северный, из окрестностей Звенигорода, второй – с юга, из Наро-Фоминска, оба в направлении Голицыно. Был и третий, вспомогательный, в направлении Кубинки через Акулово. 
 
Река Москва выступила естественной преградой, с наличием которой приходилось считаться и обороняющимся, и наступающим. К этому времени ударили очень сильные морозы, река оказалась скованной, и по льду можно было переходить в любом месте. Но при этом как советское, так и немецкое командование близко к руслу крупных формирований не приближали, опасаясь возможных обходных маневров и ударов с тыла. Немцы двигались вдоль реки, но старались близко к ней не подходить. Они предприняли лишь один переход через реку в районе Троицкого, Волкова и Рязани в начале декабря, но вскоре эти деревни были отбиты. Оба берега реки сильно поросли лесом, продвигаться войскам по такой пересеченной местности проблематично, поэтому наступающие немцы двигались все время по дорогам. Наше командование учитывало эту особенность, и рубежи обороны организовывало именно на таких возможных путях приближения противника. Звенигород немцы пытались захватить с запада, но, когда это не удалось, они перегруппировались и основной удар направили с севера и северо-востока, со стороны Николиной горы, Палиц, Грязи. Поскольку тяжелую технику, а без нее наступать проблематично, лед не выдерживал, немцам был очень важен Звенигород и мост, захват которого открывал дорогу на Голицыно.  Было понятно, что прорваться к мосту немцы попытаются со стороны Козино и Синьково. 
 
Противодействовать этому должен был Дунинско-Пореченский комплекс оборонительных сооружений. Напротив Николиной горы и Козино, на правом берегу реки, начинается подъем коренного берега. Здесь и была создана вторая линия обороны, боевые действия на которой не велись, но остатки укреплений сохранились. Это позволило поисковому отряду «КитежЪ» реконструировать блиндаж времен Великой Отечественной войны на своем подлинном месте. 
 
Такая относительная сохранность оборонительных рубежей – редкость. Активная хозяйственная деятельность не позволила уцелеть многочисленным полевым укреплениям Красной Армии. Противник наступал быстро, времени для строительства капитальных рубежей обороны не было, спешно возводились земляные и деревянные укрепления, от которых по определению мало что могло сохраниться. В пойменных местах, которые активно распахивались, от них не осталось и следов.  
 
А вот на бровке коренных берегов реки Москвы, на оползневых террасах, плотно покрытых лесом, они уцелели. Правда, понять, что перед нами, может только специалист. Сейчас они просматриваются в виде ям, рытвин, бугров, они стали частью ландшафта, человек несведущий и внимания на них не обратит. Поисковики разработали эффективную технологию и методику, позволяющие их обнаруживать. 
 
Еще один интересный комплекс находится в районе Дютьково. Во время археологических исследований на раскопках в районе горы Олимп на план, сделанный профессиональным картографом, попали окопы со стрелковыми ячейками. У подошвы берега реки Сторожки – еще ряд окопов.  Сохранный комплекс имеется в районе деревни Палицы – полевые укрепления в урочище Березовая роща. Здесь видны остатки блиндажа, ямы, заросшие крапивой. На самом деле это пулеметное гнездо и стрелковая ячейка. Что они из себя представляли, мы хорошо знаем из полевых наставлений Красной Армии и военных фотографий. По картам того времени достаточно ясна ситуация – здесь были и наши части, и немцы, но далее этой рощи немцы не прошли.  
 
В районе Дютьково в 1967 году были обнаружены остатки советского самолета. Для военной техники это случай редкий, поскольку весь черный и цветной металл в годы войны и после нее активно утилизировался. В 2008 году в районе этой деревни северо-западнее Звенигорода те же самые обломки были обнаружены вторично и были перемещены в Звенигородский музей. Нам помогал специалист по военной авиации Геннадий Кузнецов, в прошлом – штурман ВВС. Он, осмотрев обломки, сразу определил модель – это достаточно редкий МиГ-3. Отталкиваясь от конструктивных особенностей самолета, Геннадий Геннадиевич определил время выпуска – осень 1941 года. Табличка на бачке расширителя подтвердила: самолет собрали в начале октября. То есть это один из последних самолетов, выпущенных заводом в Москве, поскольку 9 октября вышло постановление, по которому авиазавод №1 был эвакуирован в Куйбышев.  
 
Рубежей обороны в силу их хрупкости уцелело мало. Но и уцелевшим придать охранный статус объектов исторического наследия проблематично. Нам отвечают – ну какая тут история, это практически вчерашний день, все известно и изучено, какая может быть археология... 
 
Для чиновника, который дает разрешение на застройку территории, такие памятники не имеют никакого значения. Такие не понимают, что эти мемориальные места имеют огромную ценность, что в этих «ямах» могут быть и останки погибших бойцов, поскольку после боев именно в них зачастую наскоро хоронили погибших. В районе моста через реку Москву имелись стрелковые ячейки, которые никем не были исследованы, а при расширении трассы их просто снесли бульдозером. Теперь остается их просто вычеркнуть, они утрачены. Вот такое отношение: «Подумаешь, Вторая мировая». Но для нас Московская битва стоит на особом месте, это для страны примерно то же, что Бородинское поле, что Куликово поле, связанные с эпохальными событиями. Все артефакты периода битвы за Москву должны быть так же оценены и рассматриваться как безусловное историческое наследие.