«Мечтаю создать лыжную школу, открытую для всех…»

На лыжероллерной трассе в Одинцовском парке культуры, спорта и отдыха начались занятия по беговым лыжам для детей с ограниченными возможностями здоровья. 

Текст и фото Анна ТАРАСОВА

Сегодня эти занятия посещают 15 ребят из организации «Мир детям», руководителем которой является  Лариса Деревянко. Сейчас важно отработать и подкорректировать программу, увеличить количество инвентаря,пригласить дополнительных специалистов. Тренер, работающая с первой группой ребят, рассказала «НЕДЕЛЕ» о процессе такой реабилитации и ее развитии в Одинцово.

«ИМ ВАЖНО ПОСОРЕВНОВАТЬСЯ ДРУГ С ДРУГОМ»

Елена ВЕРХОВЫХ, тренер-реабилитолог:

– С такими детьми я работаю очень давно: 10 лет в реабилитации и три года в адаптивном спорте. Я рассматриваю эти занятия как возможность для особенных детей полноценно заниматься спортом. Как показывает моя практика, абсолютному большинству из них надоело тратить время и силы на реабилитацию. Если им позволяет здоровье, физическая форма, они с гораздо большим удовольствием займутся адаптивными видами спорта, где главная задача не просто стать крепче и выносливей, но и побороться с другими. Для таких детей очень важна, например, возможность принимать участие в соревнованиях.

– Какие дети могут встать на лыжи?

– В первую очередь с диагнозом ДЦП, даже не ходячие. Для них заказаны специальные стойки, на которые можно опираться. Тут важно будет просто научиться ловить баланс. Даже те, кто сейчас сидят в колясках, могут справиться с таким устройством и позволить себе научиться тому, что раньше было для них недоступно. Этот спорт развивает мышцы, подвижность, не говоря уже о том, что дает новые возможности для общения. ДЦП – это ведь диагноз, который может изменяться со временем: прогрессировать или уходить, в зависимости от того, сколько будет приложено усилий.

«КАЖДОМУ ЗАБОЛЕВАНИЮ – УНИКАЛЬНЫЙ ПОДХОД»

– Получается, для детей с диагнозом ДЦП это самый полезный проект?

– Лыжи и ролики – универсальное «лекарство» для многих. Например, для аутистов и детей с синдромом Дауна они тоже прекрасно подходят и помогают в их адаптации. Мы начали с тех, у кого диагноз ДЦП. Это пробная активная группа. Дальше будут вливаться и дети с иными заболеваниями. Дело в том, что каждой группе детей нужен и важен свой подход. Я, например, очень много работала с аутистами и понимаю, что для них часто значимы какие-то особые мелочи. Такой ребенок может помнить аромат маминого шарфика, к примеру, и именно чувствуя его, он будет успокаиваться и лучше концентрироваться. Какие-то звуки их отвлекают, а некоторые, наоборот, привлекают внимание, вызывают интерес. Это дети, к которым нужен какой-то свой подход, не такой, как к детям с ДЦП. Деткам, лишенным возможности ходить или даже стоять, потребуется что-то третье... Без знания подобных деталей можно упустить очень важные моменты и так и не помочь, ничему толком не научить этих ребят.

– Сколько учеников у вас сейчас?

– На данный момент 18, а группы будут укомплектованы максимум по два-три человека. Важно, чтобы я имела возможность уделить больше внимания каждому ребенку. Дети с особенностями развития сразу не сделают то, что легко повторят их здоровые сверстники, к ним нужен особый подход.

О ДОСТУПНОСТИ И ПРИЧИНАХ ЕЁ ОТСУТСТВИЯ

– Каковы шансы попасть на ваши занятия?

– Отвечу так: сейчас у нас не хватает инвентаря для большего числа участников, и мы опробуем свои навыки на ограниченной группе – детках с ДЦП, которыми занимается фонд Ларисы Деревянко. Со временем все это будет разрастаться. Это моя главная цель. Сейчас на этих первых полутора десятках начинающих спортсменов мы сможем отработать многие вещи, возможно, как-то подкорректировать программу. И к следующему сезону я хотела бы, конечно, взять больше желающих. Сегодня мы просто не можем брать большую группу, если работаем с тремя парами полученных лыж. И, конечно, не хватает тренеров. Сейчас пока здесь одна я, вдвоем, особенно с тренером-мужчиной, мы смогли бы гораздо больше.

– В чем проблема найти еще одного тренера?

– Работа с детьми-инвалидами совсем недавно приняла те масштабы, которые мы наблюдаем сейчас, поэтому специалистов остро не хватает. Сейчас в основном готовят тренеров-реабилитологов. Тех, кто профессионально занимается адаптивным спортом, у нас можно пересчитать по пальцам.

– В чем разница между этими специалистами?

– Тренер-реабилитолог – это тот, кто занимается в первую очередь вопросами здоровья, лечебной физкультурой. А адаптивный спорт – это уже конкретный настрой ребенка на результат, выработка в нем желания бороться с соперниками и побеждать их, достигать лучших результатов. Дети с ограниченными возможностями здоровья зачастую хотят заниматься спортом гораздо сильнее, чем их сверстники. Для них победа в соревновании значит в разы больше.

«ТАКИХ ДЕТЕЙ БУКВАЛЬНО ПРИХОДИТСЯ НЕСТИ НА СЕБЕ»

– А что мешает переучиться? Или многие тренеры, работающие с обычными школьниками, просто не готовы к такому шагу?

– Как вижу я, многие не готовы. Таких детей важно любить, как и любых других, несмотря на все их особенности. Необходимо искренне верить в них и в то, что они действительно способны на какие-то спортивные достижения, иначе ничего не получится. Ну и потом, это очень серьезная нагрузка, именно физическая. Многих неходячих деток приходится буквально держать на себе, работать, не разгибая спины. Год назад у нас было мероприятие с участием Оксаны Пушкиной, когда собирали детей с ограниченными возможностями здоровья и ставили на лыжи. И там была одна девочка, которая очень старалась, но у нее ничего не получалось, она все время падала. Я тогда ушла из гущи событий, взяла ее, и мы поехали «кататься». Вернулась я вся мокрая, как будто у десяти человек одновременно тренировку провела. А на деле проехали-то мы один маленький кружок вокруг площадки, где трасса для роллеров. Он крошечный совсем, по сути, ехать-то нечего, но учитывая, что у девочки очень слабые мышцы и вестибулярный аппарат, ее в прямом смысле пришлось тащить этот круг на себе. И так придется работать с любым ребенком, у которого поражена большая часть тела. На каждой тренировке. К этому готовы не все. Поэтому люди, которые приходят в эту профессию, должны по-настоящему ее любить. Я считаю, что тренерами рождаются, а не становятся, это призвание.

ЧТО ЖДЁТ НАС В БУДУЩЕМ?

– Ваша цель-максимум здесь?

– Организовать соревнования для детей с особенностями здоровья и вывести их на уровень Московской области, как минимум, а потом двигаться по регионам. Соответственно, по беговым, горным лыжам и роликам. Я хочу, чтобы эти дети соревновались друг с другом, чтобы у них была цель не просто пройти маршрут, а сделать это лучше всех. Эти полтора десятка детей – только первый шаг. Я очень надеюсь, что через год-другой смогу собрать здесь большие группы детей с самыми разными заболеваниями, а также подготовить молодых инструкторов, читать лекции, учить начинающих тренеров, открыть доступную для многих школу лыжного спорта. Я хочу, чтобы специалисты любили этих детей и горели своей работой. Иначе у нас просто нет будущего. С каждым годом в мире становится все больше детей-инвалидов, и только мы, своими собственными руками, можем и должны менять этот мир и создавать для них достойные условия. Не только для повседневной жизни, но чтобы они могли заслуженно считать себя в чем-то действительно лучшими.

Прямая речь

Светлана БЕСПАЛОВА, главный инспектор отдела социального развития администрации Одинцовского района:

«По инициативе главы района Андрея Иванова и некоммерческой общественной организации инвалидов «Мир детям» стартовал проект «Спорт мечты – это жизнь». На базе лыжероллерной трассы проходит первое занятие, уже сформированы списки детей, принимающих участие в этом проекте. Был проведен инструктаж по технике безопасности, и маленькие спортсмены сегодня выходят на снег и делают свои первые шаги на лыжах под руководством опытного инструктора. В этом году на лыжероллерной трассе будет организован небольшой горнолыжный склон. Так что уже этой зимой дети смогут совершить свои первые спуски на горных лыжах».