Он жить хотел, но смерти не боялся...

В Одинцовском историко-краеведческом музее 25 января открылась выставка «Вспоминая Высоцкого: к 80-летию со дня рождения».

В центре экспозиции – уникальная коллекция, переданная в дар музею жителем города Одинцово, сотрудником музея Владимиром Белко. Он собирал материалы о легендарном барде много лет.

Текст и фото Ирина КОМЕЛЬ

Музею подарены фотографии, вырезки из газет и журналов, театральные афиши, плакаты, открытки, пластинки, а также инсталляции на тему его авторских произведений. Здесь же можно увидеть и музыкальную технику, распространенную в то время. Ту, на которой вся страна слушала своего Высоцкого. И неважно, что это были простенькие магнитофоны третьего класса. От этого не становились хуже песни, которые слушали, записывали и перезаписывали. 

Выставка дает представление о масштабности явления, имя которому Владимир Высоцкий, и передает дух той эпохи. Это особенно важно для современной молодежи, которая имеет весьма смутное представление о том времени, которое гениально отражено в творчестве Высоцкого.

На открытии экспозиции присутствовал председатель Координационного совета по делам ветеранов Одинцовского района генерал-майор РВСН Михаил Солнцев. Он сказал: «Мне посчастливилось испытать настоящий эмоциональный взрыв – видеть игру Владимира Высоцкого. Два раза был на спектаклях с его участием в театре на Таганке. Сожалею, что так мало. Но тогда попасть в хороший театр, а тем более на спектакли с участием Высоцкого, было не так просто. В очереди за билетами приходилось простаивать как минимум всю ночь. 

Помню его песни на моем первом катушечном магнитофоне «Днепр» в деревянном корпусе. И у друзей похожие магнитофоны – «Комета», «Яуза». Наша сегодняшняя молодежь и названий таких не слышала. Песни его по тысяче раз друг у друга переписывали, слушали, вдумывались, а потом и сами, как умели, пели во дворах. Как провидец он многое предсказал. 

Вот говорят, что Высоцкий рано и быстро «сгорел». Это был невероятно эмоциональный человек, который безжалостно тратил свой многогранный талант. Отдавая себя без остатка и сцене, и поэзии, и песне, он прожил всего 42 года. Но, положа руку на сердце, мне трудно представить Владимира Высоцкого 80-летним. 
Повторить его голос так никому и не удалось. Долгое время никто не решался исполнять его песни со сцены. Негласное табу среди артистов продолжалось достаточно долго. И вот они снова зазвучали и под гитару, и под оркестр, обретая вторую жизнь». 

Как рассказал о своей коллекции Владимир Белко, представленная экспозиция – лишь небольшая часть айсберга собранных за многие годы материалов. «Песни Высоцкого я услышал в записи в 70-е годы, когда еще учился в Минске в техникуме. Многие понравились и зацепили. Со временем глубоко проникся его творчеством. В Одинцово я живу с января 1980 года. У меня практически не было шансов попасть в Театр на Таганке. Работал в «десятке», в метрострое под землей. Тяжелый труд выматывал. Но тогда казалось, что в театр я всегда успею. Ну кто мог подумать, что уже в июле этого же года его не станет? 

Собирательская моя деятельность по теме Высоцкого началась с момента его смерти. Только тогда пришло понимание о скоротечности момента. И мне захотелось сохранить хотя бы то материальное, что еще осталось», – рассказывает Владимир.

На выставке представлены и совершено уникальные материалы. Например, номер газеты «Новые рубежи» за 1982 год со статьей «Без страховки» Игоря Дьякова. Во всем Советском Союзе это одна из первых публикаций о Высоцком со стихами опального поэта. В то время, когда вся страна трусливо молчала, в «Рубежах» вышло целых две статьи о нем. Это было подобно разорвавшейся бомбе! В редакцию потоком шли желающие за любые деньги получить хотя бы один экземпляр газеты. Обратилась с такой просьбой даже Белла Ахмадулина... Бывший тогда редактором одинцовской районки Василий Рыжков едва не лишился должности, а заодно и партбилета. От увольнения его спасла порядочность заведующего отделом пропаганды и агитации Одинцовского горкома партии, ветерана войны Михаила Земскова, который знал о готовящейся публикации и не отказался от этого, когда начались строгие разборки. А также позиция первого секретаря горкома Валентины Чистяковой, которая сделала все, чтобы талантливый журналист не был уволен с «волчьим билетом». Василий Рыжков получил выговор с занесением в учетную партийную карточку – за «тенденциозные и клеветнические выпады против советской действительности» и до сих пор считает, что легко отделался. Мог бы лишиться и должности, и партбилета, что тогда означало приговор и любимой работе, и карьере. Но в то же самое время тотального партийного контроля Высоцкий, не имея званий, не являясь членом Союза писателей, недостатка в общественном признании не имел. Его песни знала вся страна.

Достоянием Одинцовского музея стали более полусотни публикаций о нем. Это воспоминания современников, друзей и близких. И по датам их выхода можно проследить, что вал публикаций начался с 1986 года, то есть в период объявленной «гласности». Потому-то полоса, запечатлевшая смелый голос одинцовской районки, имеет особый вес. 

Читаю вспоминания журналиста Вадима Туманова: «Марина Влади, наблюдая за похоронной процессией из кортежа, в котором везли тело любимого человека, с трудом могла видеть, что происходило на улице, поскольку на стекла и крышу машины непрерывно летели букеты цветов. Против людской стены, не пропускавшей кортеж, были бессильны сирены милицейских машин. Таганская площадь. Люди провожали его не только на улице, но также находясь на крышах домов и даже на крыше станции метро. И вдруг она сказала: «Я видела, как хоронили принцев, королей... Но такого представить себе не могла»...

...Оценки зависят от установок. Во Франции исполнение Высоцким роли Гамлета признали лучшим, а наша пресса ухитрилась этого не заметить.

В Доме кино на просмотре фильмов или в театральном фойе я не раз наблюдал картину как, привлекая почтительное внимание публики, ходят холеные, заласканные прессой, «народные» артисты. Но появлялся Высоцкий, и важные, в регалиях люди словно растворялись в зале. Их становилось просто не видно. И, конечно, это раздражало, заставляя исследовать феномен «массовой культуры». 

В этой же статье Вадим Туманов пишет: «Мой друг Владимир Высоцкий был человеком трагического мироощущения. Он жить хотел, но смерти не боялся. Приближение конца предчувствовал, но не призывал его. Успел написать жене в Париж письмо на обратной стороне какого-то бланка: 
«Мне есть что спеть, представ перед Всевышним, 
Мне есть чем оправдаться перед Ним»

А вот фотодокумент эпохи, выполненный Владимиром Белко на Ваганьковском кладбище у могилы поэта спустя полгода с его кончины. В то время длину очереди ожидавших возможности возложить цветы можно было сопоставить разве что с очередью к мавзолею Ленина. Начиналась далеко от входа на кладбище, у трамвайных путей на улице 1905 года.
 
Неспроста в качестве антуража на выставке присутствует и старый телевизор с портретом Леонида Брежнева на экране. Владимир Белко считает, что это два символа одной эпохи. Брежнев – в телевизоре, Высоцкий – в жизни. 

На открытии выставки прозвучали, конечно, и песни Владимира Высоцкого – как его записи, так и в исполнении педагога Одинцовской музыкальной школы Ольги Шумаковой, ее ученика Артемия Ильина, а также Владимира Белко.

Сотрудники музея дозвонились до сына Владимира Семеновича – Никиты Владимировича. Узнав об открывшейся в Одинцово экспозиции, Никита Высоцкий искренне поблагодарил сотрудников музея за внимание к творчеству отца и обещал, что в ближайшие дни найдет время и посетит выставку. 

В приглашении гостей на открытие выставки поучаствовали и сторонники «Единой России». 

Остается добавить, что выставка продлится до 2 марта. Музей работает ежедневно с 10:00 до 17:00, кроме понедельника и субботы. Вход бесплатный. Приходите. В интернете этих уникальных материалов просто нет.