Чернобыль - трагедия и мужество

Месть мирного атома

Время постепенно стирает из памяти даже самые страшные потрясения, пережитые человечеством, – кровопролитные войны, экологические и техногенные катастрофы.

В Советском Союзе в 1954 году была построена первая атомная станция. В то время даже с некоторой бравадой повторялась фраза, что человек заставил атом служить мирным целям. Планета с оптимизмом надеялась, что обретена самая дешевая электроэнергия. В 1980-х годах в мире насчитывалось уже 360 АЭС.
Но 26 апреля 1986 года мир содрогнулся, узнав настоящую цену своего достижения: десятки тысяч человеческих жизней, погибших от радиации и ее последствий, 300 тысяч оставшихся без крова, брошенные сотни населенных пунктов, выведенные из сельхозоборота миллионы гектаров земли...

В час 24 минуты ночи на Чернобыльской АЭС произошла крупнейшая в истории мировой атомной энергетики катастрофа. Взорвался реактор, и 50 тонн ядерного топлива вырвалось наружу. В десятки раз это превышало показатели печально известной Хиросимы. 

Живой щит против радиации

Но жертв и трагических последствий могло быть гораздо больше, если бы не настоящие герои Чернобыля, остановившие грандиозную катастрофу ценой своей жизни.

В первую очередь речь идет о бойцах пожарных караулов, где 28 человек под руководством лейтенантов Владимира Правика и Виктора Кабенка бросились на борьбу с пожаром, фактически образовав живой щит на пути смертельной радиации. Подоспевшая группа начальника пожарной части майора Телятникова в количестве 70 бойцов укротила пожар к шести часам утра. Этим офицерам присвоено звание Героя Советского Союза.

Бесстрашно действовал в ночь на 23 мая подполковник Максимчук, возглавивший группу в 40 человек по предупреждению пожара, грозившего новым взрывом на четвертом реакторе. Он боролся с огнем в самых опасных местах, где радиация доходила до 250 рентген в час. Посмертно, уже в 2003 году, В. Максимчуку присвоено звание Героя России.

Из более полумиллиона ликвидаторов 340 тысяч составляли военнослужащие. Во второй половине 26 апреля в район аварии прибыли начальник химических войск генерал-полковник В.К. Пикалов, начальник инженерных войск Киевского военного округа генерал-лейтенант А.С. Королев, от военных вертолетчиков – генерал-майор авиации Н.Г. Антошкин. 

Среди героев-ликвидаторов было около 600 вертолетчиков, сделавших все, чтобы заставить замолчать аварийный реактор. Пилоты совершали до 30 вылетов в сутки, сразу получая облучение в пять-шесть рентген. Уровень радиации над реактором в девять раз превышал смертельную дозу, а температура воздуха на высоте 200 метров составляла 120-180 градусов. В этих экстремальных условиях с вертолетов сбрасывали в реактор мешки со смесью весом 80 килограмм. Не сразу кабины вертолетов покрыли защитным слоем свинца... Первые 10 суток генерал-майор авиации Н.Г. Антошкин непосредственно участвовал в работе вертолетчиков по сбросу смеси с вертолетов. Среди вертолетчиков есть Герой Советского Союза Н.Н. Мельник, сумевший опустить с высоты точно в реактор трубу в 600 килограммов с измерительными приборами. Эта филигранная операция вошла в историю под названием «Игла». 

С каждым днем нарастала армейская группировка в районе ЧАЭС. К середине мая она насчитывала 30 тысяч человек, а в августе в ее состав входили 110 соединений и частей инженерных и химических войск, авиационная группа, военно-строительные отряды и медико-санитарные батальоны, полки гражданской обороны. Заметно возросло поступление специальной техники.

Людей пришлось обманывать

К утру следующего дня правительственная комиссия приняла тяжелое решение о срочной эвакуации 50-тысячного населения города Припять. Эвакуацию провели в минимально короткий срок – с 14 до 17 часов 27 апреля. Вскоре было эвакуировано население из десятикилометровой зоны, затем из тридцатикилометровой. Чтобы не вызывать панику, людей успокаивали, обещая, что все эвакуированные вернутся домой через три дня. Увы! Зона в 30 километров отчуждения существует и по сей день.

Только 40 секунд!

В течение длительного времени ликвидаторы работали по 12-15 часов в сутки. Как бы тяжело ни приходилось, не было отмечено случаев трусости, паникерства и уклонения от выполнения служебных обязанностей.
Вот ярчайший пример. После взрыва реактора все вокруг засыпало радиоактивным топливом. Самым сложным было удалить графит и радиоактивные обломки с крыши. Поначалу рассчитывали на робототехнику. Но в условиях зашкаливающего уровня радиации «горели» микросхемы, и робототехника полностью вышла из строя. Зачистку крыши вызвались провести военнослужащие. Руководил операцией генерал-майор Тараканов. Он просчитал, что даже в защитном костюме человек не может находиться в зоне радиации в 7000 рентген более 40 секунд. Две с половиной недели понадобилось, чтобы в относительно безопасные секунды лопатами сбросить вниз радиоактивный мусор.

Цена «Саркофага»

Для сооружения бетонной оболочки реактора весом 150 тонн и высотой 170 метров ликвидаторам потребовалось 206 дней напряженного рискованного труда. Правительственная комиссия 30 ноября 1986 года подписала акт о сдаче в эксплуатацию объекта «Укрытие» – знаменитого «Саркофага». Это была первая победа мужества и бесстрашия десятков тысяч людей разных специальностей, военнослужащих и гражданского персонала в укрощении вырвавшегося из-под контроля атома.

Подвиг академика Легасова

Было бы непростительным не рассказать об академике В.А. Легасове, который смело шагнул в пекло чернобыльской катастрофы, спасая людей от последствий страшной техногенной аварии, и расплатился собственной жизнью за ошибки других. Это был творческий, увлеченный человек. После школы – золотой медалист, студентом отмечен медалью «За освоение целинных земель», в 36 лет стал доктором химических наук, в 45 лет – действительным членом Академии наук СССР. Лауреат Государственной и Ленинской премий. С 1984 года занимал должность первого заместителя директора института атомной энергии имени Курчатова.
Чернобыльская авария всех застала врасплох. Срочно была создана Правительственная комиссия, в которой единственным ученым оказался академик Легасов, в первый же день прибывший на место катастрофы. В последующем здесь работали видные ученые Е. Велихов, Б. Гиданов, Б. Огородников и другие.

Валерий Легасов облетел на вертолете и обследовал, объехав на БТРе (кстати, сам был за рулем), разрушенный реактор. Он предложил забросать самую опасную зону с вертолетов смесью из бора, свинца и доломита. Это охлаждало реакторы и сокращало радиоактивные выбросы в атмосферу. В ход пошли также мешки с песком и цементом.

«Пломбируя» реактор, пилоты вертолетов в итоге сбросили на него более пяти тысяч тонн рекомендованных материалов. В.А. Легасов сам поднимался на «вертушке», повисая над развалом пять-шесть раз в день.
Первый раз академик вернулся в Москву 5 мая. Похудевший, облысевший, с потемневшим лицом и кистями рук от «чернобыльского загара», с охрипшим голосом и непрекращающимся кашлем. На фоне сильнейшего стресса не мог есть. Всего у В.А. Легасова семь выездов в Чернобыль. Он работал на месте катастрофы четыре месяца вместо рекомендуемых двух недель.

Академик Легасов как никто понимал масштаб трагедии и предлагал руководству страны широко информировать население, чтобы люди знали, что происходит и как себя вести. Но в верхах возобладала позиция замалчивания – боялись паники среди населения.

В августе 1986 года в Вене состоялось специальное совещание Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ). Чтобы разобраться с Чернобыльской катастрофой, собралось более 500 экспертов из 62 стран. Ожидалось участие лидера нашей страны М.С. Горбачева, но на «амбразуру» опять бросили Легасова. 
Его доклад, очень подробный (700 страниц!) и честный, поначалу встретили недоброжелательно. Но затем пять часов слушали, затаив дыхание. Еще час академик отвечал на вопросы. В итоге собравшиеся приветствовали его стоя. Основная задача, которую поставил Валерий Легасов, – ничего не скрывая, объяснить мировому сообществу, как вести себя в таких ситуациях. 

Но его выступление в нашей стране было расценено как недопустимое. В списках на награждение ликвидаторов аварии Горбачев вычеркнул его фамилию с припиской «Другие ученые не советуют». Были и те, кто требовал привлечь Легасова и его помощников к уголовной ответственности за разглашение секретных данных.

В Европе, наоборот, Легасов стал популярным, его называли человеком года, он вошел в десятку лучших ученых мира.

В сентябре 1986 года Валерию Легасову исполнилось 50 лет. Он был представлен к званию Героя Социалистического Труда, но опять победила чиновничья «мышиная возня». Юбиляру лишь вручили именные часы «Слава» от Министерства среднего машиностроения...

Болезнь у Легасова прогрессировала, сказалась радиационная доза в 100 бэр, тогда как предельная доза для ликвидаторов была установлена в 25 бэр. Ему диагностировали лучевую болезнь четвертой стадии, радиационный панкреатит, облучение затронуло и головной мозг. Во вторую годовщину чернобыльской катастрофы, 27 апреля, Валерия Алексеевича Легасова не стало. Ему был только 51 год.

Лишь спустя 10 лет, в сентябре 1996 года, академику Легасову посмертно присвоено звание Героя России.

Гибельное промедление 

Взрыв реактора и его последствия оказались настолько гигантских масштабов, что руководство страны длительное время скрывало истину. Только когда из-за «бугра» стали приходить тревожные сообщения о резком повышении радиационного фона, руководству страны пришлось признать факт грандиозной катастрофы. Однако несвоевременность, неполнота и противоречивость официальной информации не способствовали успокоению людей, правильной организации предотвращения радиационного облучения людей, сохранению их здоровья.

Первое упоминание об аварии на ЧАЭС появилось в местных СМИ только через 36 часов после взрыва, и лишь 28 апреля в 21:00 ТАСС передал краткое информационное сообщение. Эти сообщения были в основном успокаивающего типа. В Киеве и других городах с повышенным уровнем радиации были проведены традиционные первомайские демонстрации и народные гуляния. Только 14 мая Горбачев выступил с телевизионным сообщением, в котором рассказал о происшедшем в Чернобыле.

Впоследствии в законодательстве СССР, а затем России была закреплена ответственность лиц, намеренно скрывающих или не доводящих до населения последствия экологических катастроф и техногенных аварий. Такая информация не может быть классифицирована как секретная и должна быть открытой.
В 2000 году Чернобыльскую АЭС полностью закрыли, и сейчас в стадии завершения находится строительство нового саркофага с помощью стран ЕС и России.

В 2005 году Генеральная Ассамблея ООН провозгласила 26 апреля Международным днем жертв радиационных аварий и катастроф. 

Боевая работа

Одинцовский район имеет к этой дате самое непосредственное отношение, поскольку более 500 человек прошли жестокое испытание ценою собственного здоровья, а то и жизни, внеся личный вклад в ликвидацию последствий аварии на ЧАЭС.

Первым директором атомной станции после аварии с 5 по 9 мая был наш земляк полковник В.С. Долгополов. В первые сверхопасные трагические дни на него легла огромная ответственность по устранению последствий катастрофы. Но с опаснейшей дозой радиации на пятый день работ его отправили в госпиталь им. Бурденко. Вместе с орденом Красной Звезды он получил вторую группу инвалидности, длительное время лечился. В 1991 году по инициативе В.С. Долгополова создана Одинцовская районная общественная организация «Союз-Чернобыль». Его избрали председателем, но он недолго прожил и скончался в 1995 году.

Следующим директором на ЧАЭС был назначен живущий ныне одинцовец полковник Ю.Н. Келеберда. Вот что он вспоминает о своей работе с 9 по 19 мая: «Работал в полном взаимодействии с Правительственной комиссией и Оперативным штабом особой зоны. Обстановка исключительно сложная, особенно на самых опасных участках. Первоочередные меры – защита людей от радиации из зловеще «дышащего» атомного реактора, его укрощение. Бульдозерами с дистанционным управлением территория подчищалась от обломков и радиоактивной грязи. Срочно шли работы по строительству фундамента под разрушенным блоком, чтобы не допустить новых взрывов. Было налажено производство бетона и его срочный привоз, который шел и на строительство «биологической стены», чтобы создать более безопасные условия для наступления людей на ядерный «кратер». Велась подготовка по возведению саркофага, уже работали вертолетчики...»

Но и этого директора, «хватанувшего» радиации сверх меры, 10 мая эвакуировали в госпиталь Бурденко. И у него – орден Красной Звезды и пожизненная вторая группа инвалидности...

В числе ликвидаторов первой волны значатся наши земляки – орденоносец летчик А.Н. Логно, кавалер ордена Боевого Красного Знамени В.А. Плохих, полковник Ч.И. Стецкевич, награжденный орденом «За службу Родине» III степени. Прибыл он на ЧАЭС в середине мая 1986 года, контролировал работу пунктов специальной обработки техники на границе 30-километровой зоны. Работали круглосуточно, обрабатывали качественно. Многие автомобили не выпускали из-за высокой радиоактивности металла. Их отправляли на захоронение в специальные могильники.

В мае 1986 года на станции побывал корреспондент «Правды» А. Горохов, который в статье «Боевая работа» рассказал о работе ликвидаторов, в том числе и одинцовцев. Он написал, что люди работают с отдачей всех сил, на грани потери здоровья, без нытья и страха.

Будем помнить их имена

В последующие годы многие земляки-чернобыльцы ушли из жизни, но не из нашей памяти. Их близким правление общественной организации помогает преодолеть постигшее их горе. Вспомним светлые имена истинных патриотов России: Г.Д. Березкин, кавалер ордена Красной Звезды, Л.В. Горелов, А.И. Гудков, В.С. Жуков, А.В. Круш, В.Ф. Катасевич, С.Б. Кожухов, А.И. Семака, Б.В Чевычелов и многие другие.

Может, не все из них имеют правительственные награды, но их самоотверженность и мужество в те трагические дни, месяцы и годы не вызывает сомнений. Память о них свято чтят в организации.

Многое сделал для деятельности организации ее второй председатель правления, активный ликвидатор Л.Е. Бедрицкий. Подорванное здоровье привело к его уходу из жизни в 2014 году.

В организации стало традицией, когда на место умерших чернобыльцев встают на учет и работают их жены. Награжденный орденом Мужества полковник Ю.М. Максимов, возглавивший группу солдат по сбрасыванию фрагментов взорванного реактора с крыши, умер в 2016 году. Его вдова Татьяна Моисеевна активно включилась в ветеранские дела. В организации чтят и вдов чернобыльцев, преклоняясь перед их выдержкой и стойкостью. 

В знак благодарности за их бескорыстный труд 50 женщин были награждены памятной медалью «Вдове ликвидатора на ЧАЭС» в 2016 году. В этот же год около 300 чернобыльцев были награждены районным памятным знаком «30 лет катастрофе на ЧАЭС».

С благодарностью отмечают ветераны неоценимый вклад в изготовление этих наград, в оказание материальной помощи нуждающимся главу Одинцовского района А.Р. Иванова, мэра г. Одинцово А.А. Гусева, депутатов Московской областной Думы Л.Е. Лазутину и Д.А. Голубкова. С их помощью наши активисты каждый апрель посещают Митинское кладбище, где в память о подвиге первых чернобыльцев возлагают венки.

На нового председателя правления организации «Союз инвалидов «Чернобыль» М.Е. Деканя, полковника юстиции в отставке, ликвидатора-чернобыльца, члена Общественной палаты Одинцовского района, легла задача по подготовке и проведению памятных мероприятий в связи с 30-летней годовщиной аварии и решением других обширных вопросов по моральной, социальной, юридической, медицинской и материальной поддержке боевых товарищей.

Для успешной работы М.Е. Декань расширяет актив организации. Сюда входят ветераны Ф.М. Авдеев, Н.А. Абизбаева, А.В. Вакульчик, В.Я. Волков, Ю.Н. Келеберда, А.Н. Логно, Т.А. Максимова, Т.И. Проничев, В.П. Пашкин, Ч.И. Стецкевич, В.А. Соклаков, А.Е. Тимохин, А.И. Токмаков и ряд других. Многие чернобыльцы занимаются нравственно-патриотическим воспитанием молодежи, участвуют в общественной жизни города и района.

Ныне в организации 276 членов, в том числе 29 инвалидов. В поселениях района действует 14 структурных отделений. Люди самых разнообразных профессий участвовали в сражении с вырвавшимся «ядерным джином» и победили. Каждый из них заслуживает низкого поклона и благодарности.

В то время чернобыльцы не думали о льготах и благах, о последствиях этой борьбы. Однако с каждым годом проблемы медицинского, да и материального состояния ликвидаторов не сглаживаются, а, наоборот, усугубляются. Без энтузиазма встречен закон, заменяющий льготы на незначительную денежную компенсацию.
Прошло 32 года с момента аварии на ЧАЭС, но боль трагедии живет в сердце каждого ликвидатора, в нашей исторической памяти.

Общественная организация «Союз инвалидов «Чернобыль» будет и впредь вносить свой вклад, чтобы не были забыты имена беззаветных героев, чтобы их помнили и чтили. Это наш священный долг.

Члены комиссии по образованию и науке районной Общественной палаты Владимир Гутров, полковник в отставке, Михаил Декань, председатель правления организации «Союз инвалидов «Чернобыль»