Слишком острое мясо

Пенсионеры Ивановы из Одинцово обратились в редакцию нашей газеты. Глава семейства Владимир Петрович из «Перекрестка» принес кусок очень неплохой по виду свиной шейки. Хозяйка, Нина Аникиновна, принялась мясо резать и отбивать, и в процессе обнаружила торчащую в мясе... иглу от шприца. Обломок длиной под два сантиметра она сначала приняла за косточку, но потом пригляделась и поняла, что объект для мяса явно посторонний. 

Подготовил Александр ЛЫЧАГИН

Как же так, недоумевают пенсионеры, кто несет ответственность за попадание такого, явно опасного предмета, в пищевой продукт?

Мы обратились к специалистам. 

Елена Репина, эксперт молочного союза России по животноводству, кандидат биологических наук, отвергла всякую вину магазина, однозначно опознав иглу, как имеющую явное отношение к ветеринарии:

– Это ветеринарная игла от канюли, случается, хотя и очень редко, что они остаются в животном после обработки. Поправить эту ошибку трудно – животное колют, оно дергается, игла обламывается и остается внутри. Рассекать ради извлечения никто не будет, такой обломок может остаться внутри животного. Иногда формируется абсцесс, если процедура была не стерильной, а если все благополучно, как в данном случае, то животное останется с этим обломком вплоть до убоя.

– Что именно могли колоть животному? 

– Например, вакцины, витамины...

– … антибиотики, гормоны роста?

– Нет, насчет антибиотиков – нет, если вы хотите намекнуть, будто животное было больным и его ими лечили, а потом, если не получилось вылечить, забили на мясо. В сельском хозяйстве такое просто невозможно. Прежде всего, мясо больного животного даже неспециалист отличит – оно темное, бульон будет мутным. А уж действенность контроля Роспотребнадзора с его специалистами и оснащенностью аппаратурой никто проверить никогда не осмелится, это для производителя крах бизнеса. Если животное заболело – все, мясо идет на утилизацию без вопросов и условий. Ветеринары могут лечить антибиотиками особо ценных животных, например, породистых жеребцов, собак, кошек. Но никак не идущих под убой. Антибиотики в сельском хозяйстве применяются, это факт, но не в виде инъекций, они добавляются в корм. При этом концентрации очень маленькие, рассчитаны сроки обязательной выдержки перед убоем, да и антибиотики эти разработаны исключительно в ветеринарных целях, поскольку проблему резистентности ученые осознали давно, еще в 70-х годах прошлого века. С тех пор применение антибиотиков, используемых для  лечения людей, в ветеринарии сельхозпроизводства запрещено. Это в идеале, конечно, иначе мы бы не слышали о том, как Роспотребнадзор иногда закрывает импорт в Россию сельхозпродукции из стран, где или ветеринарная служба поставлена плохо, или общие принципы поставок на экспорт выдержаны в духе «бери, Боже, что мне не гоже». И опять-таки мы видим, что контроль работает. 

Эта игла – ситуация, конечно, неприятная, но в то же время это свидетельство, что животное было под контролем ветеринаров, что оно перед убоем было здорово, и причин беспокоиться о качестве нет. Страшнее, если бы мясо было от дикого животного, что называется, из леса.  

Когда фарш делают, в промышленном оборудовании имеются металлодетекторы, которые позволяют предотвратить подобное, они защищают не только потребителя, но и сам механизм. Ну, а в куске шейки такое может оказаться незаметным для всех. Хозяйка молодец, внимательная. 

Вот такая история, лишнее напоминание нам, что современное производство – явление сложное, в котором случаются сбои, и к такому повороту событий нужно быть готовым. Каждая домохозяйка в итоге – конечное звено контроля качества перед подачей на стол. Иглу семья Ивановых решила сохранить как сувенир, друзьям и знакомым показывать. А вот данные с упаковки мы передадим в магазин «Перекресток» – возможно, его специалистам удастся проследить цепочку поставщиков и попросить их сделать выводы.