Нашли

Не только павших на войне родственников приходится помогать разыскивать Одинцовскому Совету ветеранов. Жизнь – штука сложная, порой людей разносит и разбрасывает и в мирное время, да так, что рвутся все связи и концы. Хоть в телепередачу «Жди меня» обращайся. 
 
Подготовил Александр ЛЫЧАГИН
 
Родственники участника Великой Отечественной войны полковника Петра Дмитриевича Кудрявцева поступили проще. Зная, что последнее место его службы находилось в военном городке Одинцово-1, обратились в районный Совет ветеранов войны, труда, Вооруженных сил и правоохранительных органов. И его председатель, Николай  Якушев, откликнулся на просьбу. Хотя поиски оказались непростыми, потому что  личное дело умершего в 2005 году ветерана по семейным обстоятельствам оказалось в Санкт-Петербурге. Однако дубликаты данных благодаря большой помощи Одинцовского военкомата, направившего в северную столицу официальный запрос, удалось получить. 
 
В Одинцово приехал внук Петра Дмитриевича, Александр Свежинцев, побывал на могиле деда. С собой привез жену Оксану, двоих сыновей Владимира и Владислава 11 и 7 лет. Своей семье при помощи ветеранов, старожилов бывшего военного городка Одинцово-1, Александр показал места, памятные с детства.
 
«Одинцовской НЕДЕЛЕ» он рассказал:
 
– С Петром Дмитриевичем мы виделись в далеком советском детстве, в 80-е годы. Он – мой дед по маминой линии, мамина мама, моя бабушка – его родная сестра. Это единственный дед-фронтовик, которого я видел и с которым общался, так как дед по линии отца умер еще до моего рождения. Я родился на Дальнем Востоке. В Подмосковье бывали с мамой проездом, по пути к родственникам, которые жили и в Самарской области, и в Туркменистане. В 1990-е годы стало не до поездок, перелеты очень подорожали, возникло множество проблем. Я учился, студенту тоже особо не до путешествий. Общение мама поддерживала письмами, мы кое-что знали о судьбе деда. Знали, что у него умерла жена, потом дочь. А через год после смерти дочери, в 2005 году не стало и самого Петра Дмитриевича. Я приехал в Москву работать в 2014 году, и с той поры не отпускало желание найти могилу деда. Но это стало проблемой. С детства остались воспоминания о военном городке под Москвой, но при этом ни дома, ни номера квартиры, ни дороги я не знал. Моя сестра, живущая в Ростове, сумела выйти на Николая Романовича Якушева, который очень помог, огромное ему спасибо. Вместе с ним мы нашли могилу деда, побывали в городке, где он жил. Теперь вот остается найти родственников, которые у него, возможно, остались. Впечатления от деда у меня очень яркие. Мы приезжали в Одинцово-1 неоднократно, гостили по нескольку дней. Военный городок был чистым, обустроенным, летом мы с дедом купались в пруду, он звал купаться и осенью, в октябре, когда было уже очень холодно. Он увлекался зимним плаванием, но я не решился. Мощный, веселый, с хорошим чувством юмора человек. В Одинцово мы приезжали на такси, тормозили у ворот, на КПП по телефону вызывали дедушку, он приходил, громко нас приветствовал, хватал у мамы сумки, и мы шли к нему домой. Я знал, что он воевал, причем по-настоящему, служил в разведке, охотился за «языками». Но это были взрослые разговоры, и я не слишком понимал, о чем речь. А теперь, благодаря помощи Николая Романовича, весь послужной список деда мне известен: где он воевал, где был ранен. Кстати, так получилось, что мои родители сейчас живут в городе Остров Псковской области, а это как раз те места, которые в 1944 году освобождал от врага дед и где он был ранен, – на реке Великая. Жалею, что не смог повидаться с ним, когда был уже взрослым. 
 
О своем земляке и товарище вспоминают ветераны военного городка Одинцово-1, подполковники в отставке Вячеслав Михайлович Аксентьев (в прошлом – оперативный дежурный) и  Анатолий Сергеевич Дятькин (старший помощник начальника отдела боевой подготовки 17-го корпуса ПВО):
 
– Петр Дмитриевич был бессменным председателем нашего Совета ветеранов. Человек очень деловой, правильный, внимательный к людям и их нуждам. Занимался всеми вопросами, касающимися наших стариков. И, главное, умел всего добиваться. Видел непорядок – не боялся ничего и никого, шел в горисполком, в администрацию города и района и решал вопросы. Если говорил, что «я буду этим заниматься», это означало, что он не отступит, пока важная для ветеранов проблема не будет решена. У нас с ним большая разница в возрасте, нам не довелось общаться по службе. Когда мы пришли в часть, он был уже на пенсии. Совет ветеранов он возглавлял до самой смерти, и обязанности эти выполнял честно и добросовестно, память о себе человек оставил очень хорошую. 
 
Ветераны показывают гостям окрестности. Выглядит все сейчас непрезентабельно, как и многие полузаброшенные военные городки. Скромная трехэтажка из силикатного кирпича, в одной из квартир которой жил Петр Кудрявцев, старый неухоженный пруд, тот самый, который до сих пор помнит его внук. 
 
Ветераны видели городок другим:
– Здесь располагался штаб 17-го корпуса ПВО и командный пункт. На вооружении – ракетная система С-25, два кольца вокруг Москвы. Сейчас функции прикрытия Москвы от атаки с воздуха исполняют комплексы С-400, находящиеся на других позициях, а свое время эта система была очень сильная. С ее появлением Москва была полностью закрыта со всех сторон от средств нападения, которые в те годы состояли на вооружении вероятного противника. С 1953 года она начала создаваться, а с 1956 года находилась на боевом дежурстве с готовностью открытия огня 20 минут. Зная это, противостоящая нам сторона ничего сюда никогда не посылала. Даже разведывательных высотных самолетов, потому что знали: собьют. Ракеты били до 30 км по высоте, 40 км по дальности. Боеголовки имелись не только с обычными поражающими элементами, но и ядерные. Раньше городок был закрытым, попасть сюда могли только родственники. 
 
О нынешнем состоянии военного городка ветераны сожалеют – в их время здесь было по-армейски ухожено и чисто. Есть, правда, надежда, что все наладится, и земля, переданная застройщику, будет благоустроена. Местные жители видели планы, на которых пруды станут центральной частью запроектированного здесь парка. Однако пока социалка традиционно запаздывает. По планам должны быть две школы, но их нет, два детских сада – пока только один. И детям из Одинцово-1 приходится добираться до Одинцово в сады и школу. 
 
То, что внук приехал разыскивать могилу деда, на ветеранов произвело впечатление:
 
– Молодец. Приехал не только сам, с женой, с детьми. Это и для своей души  правильно, и для детей пример. Они должны знать, кем был их прадед, где лежит.
 
– У меня похожая история была. Помню, как с отцом ходили, искали могилы моих дедов. Одного нашли, а второго я отыскал только после смерти отца. Догадался в церковь пойти, там нашлись записи. Могила не уцелела, но место нашел, – рассказывает Анатолий Сергеевич Дятькин.
 
Председатель Совета ветеранов Николай Якушев с Петром Дмитриевичем был знаком лично:
 
– Достойный был человек. Истинный коммунист, он не отступал от своих воззрений, и это не может не вызывать уважения. Любил поддержать компанию, в поездках ветеранов всегда был готов подпеть, особенно любил песню о Синявинских высотах. У жителей был очень уважаем, по сути, это был такой неформальный лидер, в деревнях такие называются старостами, ну а он был таким вот «старостой» бывшего военного городка. В личном деле, которое мы нашли в Петербурге, написано, что родился Петр Дмитриевич в 1922 году в селе Казиновка Старо-Юрьевского района Тамбовской области. Из крестьян-бедняков, член КПСС с 1942 года. Воевал он с 19 июля 1941 года, а после 9 мая 45-го остался на сверхсрочную службу.   
 
Военное обучение прошел в 38-м стрелковом полку 65-й дивизии Забайкальского военного округа. Когда дивизия пошла в бой на Северо-Западном фронте, сделал честную солдатскую карьеру – командир отделения разведки отдельного минометного дивизиона, заместитель политрука батареи, командир взвода управления батареи. С 1 апреля 1944 года два с половиной месяца находился на излечении по ранению в Ленинграде, после чего вернулся в строй, но уже в 792 артполк 256-й Нарвской стрелковой дивизии. После сокращения армии работал в Молдавии в ДОСААФ, избирался депутатом местных органов власти. А в 1951 году вновь вернулся на службу в Советскую армию – заместителем командира батареи по политической части, секретарем партбюро в зенитном полку ПВО. Жил, служил, и похоронен в нашем городе. У него 26 лет воинской выслуги, а в льготном исчислении – 32 года, орден Красной Звезды, медали «За отвагу», «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией», «За безупречную службу» Министерства обороны трех степеней, не считая многочисленных юбилейных. 
 
– Очень рад, что удалось помочь родным Петра Дмитриевича отыскать его могилу, –делится эмоциями Николай Якушев. Это момент и грусти, и счастья одновременно. Жаль наших павших, жаль ушедших из жизни добрых и светлых людей. Но вот приходят внуки, правнуки на могилы, кладут цветы... Жизнь продолжается! Для них, собственно, и живут наши старики, ни о чем другом не думая, кроме светлого дня и мирного неба для потомков.