Голицынские бермуды: проспекты, проезды и прочие казусы местной топонимики

Современное Голицыно – удивительный городок: на шесть улиц, семь переулков, два проезда, один бульвар и три шоссе имеется целых 19 проспектов! Их появлением мы обязаны князю Дмитрию Борисовичу Голицыну, который вот так, на столичный манер назвал просеки между лесными кварталами. 

Текст Мария ЛОБАНОВА, фото автора и Саши КАЛЛИСТОВОЙ

Началось все в 1907-1908 годах, когда болотистый лес южнее железнодорожной станции Голицыно, принадлежавший князю, решено было в коммерческих целях превратить в образцово-показательный дачный поселок. На одном из двух известных нам планов его именуют аж «город-сад» – дань моде тех лет и желание подчеркнуть особую, как сейчас бы сказали, эконаправленность поселка в сочетании со всеми удобствами городской среды.

Дмитрий Борисович Голицын был патриот и примерный семьянин, что и нашло свое отражение в названиях лесных просек будущего поселка. Два центральных проспекта носили имена Княжеский и Голицынский (Пролетарский и Коммунистический сегодня). Шесть проспектов были названы в честь членов семьи Дмитрия Борисовича: Евдокиинский (Виндавский), Малый Екатерининский (Крестьянский) Борисовский (Луначарский), Дмитровский (Свердловский), Екатерининский (Наро-Фоминский) и Владимирский, который по счастливой случайности так и остался не переименованным. 

Еще три проспекта отразили в своих названиях топонимику соседних мест – Вяземский (Пушкинский сегодня) по селу Вяземы, Кобяковский (проспект Мира) по селу Кобяково и маленький, кривенький Копнинский, то ли проспект, то ли проезд, ставший Советским проспектом после революции. 

Как появилась и исчезла Копнинка
Любопытно, что современные жители слыхом не слыхали о Копнино. Но ведь 110 лет назад устроители поселка посчитали очевидным назвать так улицу? В поисках ответа было сделано интересное открытие: оказывается, реку Вяземку, по крайней мере запруженную ее часть в районе дачного поселка, называли еще рекой Копнинкой. Подобное наименование данного отрезка реки Вяземки встречается пока в двух документах: за 1882 год – в описании кирпичного завода купца Максимова и в условиях аренды и продажи земли в поселке Голицынский городок, то есть где-то после 1908 года. Дальше больше. В Подмосковном справочнике, изданном в 1926 году, есть подробное описание поселка Голицыно. Упоминается и река, но не Вяземка и даже не Копнинка, а Капитонка. Подобная метаморфоза встречается и в более поздней советской топосъемке, но уже про другой участок реки – запруду у Можайского шоссе. Там река обозначена как Каплинка. Очевидно, что Капитонка с Каплинкой родились от забытой всеми Копнинки. Секрет с Копнинским проспектом раскрыт. Но возникает новый вопрос – откуда у реки Вяземки, название которой известно с 14 века, вдруг появляется второе имя? Граф Павел Шереметев в своем сборнике «Вяземы» упоминает пустоши, известные в 17 веке. Среди них есть Копнино: «О пустоши Копнино известно, что находится на р. Вяземе и тою пустошью владеет кн. Волконский, у князь Федора на реке пруд, а у пруда плотина да мельница наливное колесо и по Государеву указу та пустошь отписана к селу Вяземе». В общем, выстраивается такая цепочка: пустошь Копнино дала имя участку реки, от реки пошло название проспекта. Топоним, известный с 17 века, дожил до 1917 года и умер. Теперь это ничем не примечательный Советский проспект. 

Мы старый мир до основания разрушим
История переименования голицынских проспектов до последнего времени никого не интересовала. Документы, непосредственно описывающие эти процессы, пока найти не удалось, и сегодня мы можем строить лишь догадки и проводить аналогии с процессами, проходившими в тот период по всей России. Первая волна переименований прокатилась по стране в 1919 году. Местные власти торопились, как модно было говорить в те годы, «соответствовать духу времени». Однозначно искоренялись все топонимы, связанные с монархическим строем и религией. Замене подвергались и неблагозвучные названия, и названия со сложным, неоднозначным смыслом. Все должно было быть просто и понятно новому правящему классу – пролетариату. Но просто и понятно не вышло. Появились путаницы, ошибки, вопросы и неточности, с которыми мы живем и по сей день. 

Переименования проспектов проходили не одномоментно. К тому же в первые годы существования поселка для идентификации домов использовались лишь фамилии владельцев. Первые документы, в которых вообще встречаются названия улиц, относятся к 1923 году. Любопытно, что Голицынский поссовет настолько увлекся идеей «проспектизации» поселка, что за все эти годы довел количество проспектов с 11 до 19 штук, причем зачем-то бывший некогда Бутынский извилистый проезд также был назван проспектом, но уже не Бутынским, а Железнодорожным. Да и к другим новообразованным улицам не всегда применимо латинское prospectus – перспектива. 

Итак, самые оживленные проспекты в Голицыно были переименованы в названия-символы. Ими стали Коммунистический, Пролетарский и Крестьянский проспекты. Внимательный путешественник заметит интересные группы: три параллельных проспекта последовательно имеют названия: Пионерский, Комсомольский, Коммунистический. Три ступеньки, по которым предстояло подняться советскому человеку на своем пути к светлому будущему. Два других проспекта, перпендикулярные этим, – Крестьянский и Пролетарский – названы в честь двух классов – хозяев советской земли. Типичная для того времени пара. Часть проспектов была переименована в честь популярных советских деятелей и русских писателей. Так в поселке появились проспекты Пушкинский, Свердловский, Луначарский и маленький Толстовский переулок. Все эти фамилии также легко разыскать в любом из населенных пунктов нашей достаточно обширной родины, но только не в таком варианте склонения, как в Голицыно. В голицынские названия закралась явная морфологическая ошибка – ведь проспект носит имя человека. Проспект имени Пушкина, имени Толстого или Свердлова с Луначарским. И если Пушкинский проспект звучит достаточно легко и гармонично, то Луначарский проспект режет слух своим неверным окончанием. Это заметили и жители, потому что каждый на свое усмотрение стал вешать тот или иной домовой знак. Проспект Свердлова (или, как у нас любят говорить, СвЕрдлова) сменяет Свердловский проспект и опять перетекает в проспект Свердлова, проспект Луначарского чередуется с Луначарским проспектом. Сегодня на улицах Голицыно творится настоящая анархия. Объяснение этой оригинальной форме оказалось более чем прозаично. Проспекты-то советская власть переименовала, а вот склонение сохранила прежнее – все старые улицы оканчиваются на «-ий», как задумывал князь Голицын. Поэтому-то вместо проспекта Луначарского у нас Луначарский, а вместо Свердлова – Свердловский. Такая вот местная изюминка, больше нигде не встретите. Проспект Маяковского появился достаточно поздно, в советское время и назван был так с самого начала, поэтому и склонялся в официальных бумагах уже правильно. Хотя местные и его пытаются написать по привычной схеме – Маяковский. 

Еще одно уникальное название, встречающееся в Голицыно – Виндавский проспект. Редкое для России и очень неочевидное название для нашей местности. Виндава – старое название (до 1917 года) латвийского города Вентспилс. В Москве до 1930 года существовал Виндавский вокзал, который сегодня всем хорошо известен как Рижский. Но почему именно в Голицыно и Виндавский проспект? В августе 1922 года Александровская железная дорога, проходившая через поселок, и Московско-Балтийская железная дорога были объединены в Московско-Белорусско-Балтийскую железную дорогу. Через Голицыно стали ходить прямые поезда в Прибалтику. Проспект располагался недалеко от железнодорожной ветки и, скорее всего, был назван в честь Виндавского вокзала как раз в 1922 году. 

Владимирский проспект не трогать!
Волна переименований затронула не все улицы в поселке Голицыно. Сохранили свое историческое название два голицынских шоссе – Звенигородское и Петровское, названные так по населенным пунктам, в которые они вели. Остались неизменными и два проспекта: Владимирский и Кобяковский. Кобяковский переименовали в проспект Мира лишь к середине 1960-х годов. А Владимирский сохранился до сих пор. Интересно, что князь Владимир Дмитриевич Голицын, в честь которого и названа была эта улица, самый младший из княжеского семейства, умер лишь в 1990 году в эмиграции во Франции. Почему же Владимирский проспект, кстати, вполне заселенный к моменту революции, не постигла участь остальных княжеских имен? Единственным объяснением может служить лишь то, что это же имя носил и другой Владимир – Ульянов (Ленин). С 1919 года лавина новых топонимов-производных от имени вождя обрушилась на страну и практически парализовала почтовое сообщение между населенными пунктами. 5 февраля 1924 года появилось постановление «О воспрещении переименования именем В.И. Ульянова /Ленина/ городов, улиц, сооружении?, учреждении? без разрешения ЦИК Союза ССР». В Голицыне же свой маленький мемориал Ленину в виде Владимирского проспекта уже был. 

Чем же можно завершить этот небольшой обзор голицынской поселковой топонимики? Может быть, для многих это станет открытием, но названия улиц и мест являются таким же объектом культурного наследия, как и, например, здания. Старые названия раскрывают нам секреты прошлого, сохраняют для нас информацию о жизни наших предков. Давайте их любить, уважать и изучать – это же так интересно.