«Самое важное - слушать своё сердце»

Современное искусство – для какого бы времени оно ни являлось современным, всегда вызывало у людей сильные и абсолютно непохожие эмоции. Как в литературе и музыке, так и в живописи, то, что восхищало одних, у других вызывало жесткое несогласие и критику. Кто-то убежден, что все творческое обязано быль эстетичным, красивым и приносить лишь положительные эмоции. Их оппоненты отстаивают свою точку зрения: живописец, писатель, музыкант всегда были голосом того общества, в котором создавались их работы, поэтому любые продукты деятельности таких людей обязаны привлекать внимание к животрепещущим темам. Можно долго размышлять о том, как искусство влияет на умы и души современников, но неизменным и самым важным, пожалуй, останется одно: оно не оставляет равнодушным.

Подготовила Анна ТАРАСОВА

Творчество нашего времени соответствует законам эпохи, в которую мы живем. Какие-то его части становятся более камерными и доступными лишь узкому заинтересованному кругу лиц, что-то общедоступно, некоторые произведения создаются для того, чтобы их увидело как можно больше людей по всему миру. И последний подход лично мне ближе и понятнее, чем все остальные. Ведь именно планетарное сообщество творческих личностей в своем взаимодействии способно не только подпитывать таланты друг друга, но и вообще делать этот мир лучше и красивее.

В конце лета Одинцовский центр современного искусства, возглавляемый Дмитрием Левочкиным, посетил создатель, возможно, самого крупного в мире интернет-портала, посвященного стрит-арту, RomLevy. Уже более десятка лет его проект streetartnews.net ежедневно публикует рассказы и фоторепортажи со всего мира, рассказывая о работах современных художников всего света, практически в день завершения работы и демонстрации зрителям.

Благодаря ему тысячи людей из любой точки земного шара могут почти в режиме реального времени увидеть новую фасадную роспись, где бы она ни появилась, и прочитать пару слов от автора о том, что и почему он хотел сказать. В мире современного искусства этот портал, как мне кажется, является абсолютно беспрецедентным явлением. Корреспонденту «НЕДЕЛИ» удалось взять у Roma эксклюзивное интервью. И именно сейчас, когда весь мир обсуждает историю с самоуничтожением картины английского андеграундного художника Бэнкси на аукционе после того, как ее продали, этот диалог, кажется особенно актуальным.

КАК РОЖДАЮТСЯ ХУДОЖНИКИ?

– Когда я читаю твой сайт, в первую очередь задаюсь вопросом, кем являешься ты? Предпринимателем, решившим организовать СМИ, которое гарантированно станет популярным, журналистом, развивающим интересную ему тему, или представителем современного искусства, который создал успешную площадку, где делится самыми интересными с его точки зрения работами в сфере стрит-арта?

– В этом проекте успешно переплелись различные аспекты моей личности. С одной стороны, я – журналист и деловой человек, с другой – свободный художник, который с помощью этого портала вносит свой ежедневный вклад в развитие современного искусства. Сегодня я могу помочь своему приятелю в рисовании масштабного мурал-арта (фасадной живописи – прим. ред.), завтра должен буду пойти на важную в рамках моего города встречу, а послезавтра смогу выпить пива с друзьямихудожниками и расслабиться. Современный человек, любящий свое дело, легко способен сочетать это и многое другое, получая удовольствие от каждого момента своей жизни, – улыбается Rom.

– Сколько лет твоему проекту? Когда он стартовал?

– Профессионально я начал развивать его в 2007 году. То есть сайту примерно 12-13 лет. Но современное уличное искусство интересовало меня всегда.

Еще в школьные годы я точно знал, чем хочу заниматься. С 16 лет я понимал, что нечто подобное Streetartnews в итоге станет основным делом моей жизни.

– Что произошло в этом возрасте? Как сформировалась эта задумка?

– Когда мне было 16, я ходил в школу, дорога до которой занимала примерно метров 300. Стоит сказать, что я вырос в семье, где не очень увлекались искусством. Каждое утро по дороге на учебу я наблюдал, как меняется этот отрезок города, как здесь появляется что-то новое. На стенах зданий, заборах, мимо которых я проходил, постоянно возникали изображения. Какие-то были сделаны профессионально, другие – не очень, но это было творчество, которое обновлялось на моих глазах. И эта короткая прогулка изо дня в день казалась мне глотком чистого воздуха. По сути, та 15-минутная дорога туда и обратно была самым счастливым событием каждого моего дня. И именно тогда я почувствовал, что хочу быть частью того, что принято называть уличным искусством.

– Когда ты сам впервые попробовал что-то нарисовать?

– Я начал осваивать это занятие довольно рано. Почемуто делать изображения карандашом или ручкой у меня получалось не очень хорошо, и я искал другие способы самовыражения. Вообще я очень быстро понял, что вокруг множество людей, которые рисуют более талантливо, чем я, а у меня хорошо получается их организовывать и рассказывать о том, что они делают.

– Первый организованный тобой большой проект в сфере мурал-арта, которым ты действительно гордишься?

– Я доволен всеми своими проектами, – смеется Rom, – но самый первый из них состоялся в Париже. Тогда мы незаконно разукрасили стены. Это было очень сложно сделать, но мы переоделись в форму коммунальных служб, выбрали нужную локацию и приступили к работе. Разумеется, невероятно нервничали. Через несколько дней настоящие коммунальщики все нарисованное нами закрасили. Конечно, это был не самый масштабный проект в моей жизни, но его я, точно, буду помнить всегда.

– Что было тогда нарисовано и где? Какой была цель данного эксперимента? Ставили ли вы перед собой задачу привлечь этой фреской внимание к какой-то социальной проблеме, или смысл был, прежде всего, в том, чтобы просто нелегально создать масштабное красочное изображение в Париже?

– Мы рисовали портрет моей дочери на совершенно обычном доме, но он очень выгодно располагался. Для нас тогда это был некий вызов традиционной системе подготовки художников. Нам хотелось показать, что не всегда обязательно придерживаться строгих правил как в системе обучения, так и в способах демонстрации своих работ.

Это была наша попытка сказать тем, кто не признает стрит-арт как вид искусства, потому что такому не учат в профессиональных училищах: «Мы можем многое и без ваших правил, мы можем рисовать красиво и талантливо, хотя вы не признаете наш стиль живописи. И поэтому вы и ваши взгляды на жизнь нам не интересны. Мы хорошо и качественно делаем свою работу. И наши произведения может увидеть и оценить гораздо большее количество глаз, чем те холсты, которые вы канонично создаете в своих закрытых художественных студиях».

«ЛУЧШЕЕ ВРЕМЯ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ СЛЕДОВАТЬ ЗА СВОЕЙ МЕЧТОЙ, – СЕЙЧАС»

– Как ты переходил из уличного искусства в интернет-журналистику? Каким был первый шаг к этому проекту?

– Вообще это произошло случайно. Меня исключили из университета, и я понял, что, раз все сложилось именно так, сейчас лучшее время, чтобы следовать за своей мечтой. Если ты веришь в себя и в свою цель, жизнь предоставляет возможности для ее реализации. Главное – идти вперед и не сомневаться. Я не могу представить, что сидел бы сейчас здесь и разговаривал с вами, если бы тогда не сделал свой выбор. Возможно, если бы тогда я не рискнул пойти по своему пути, то работал бы сейчас в супермаркете в Париже. Поэтому самое важное для меня – идти за тем, что нравится, и всегда слушать свое сердце.

Как в школе, так и в вузе мне всегда было скучно. Я ощущал, что жизнь в этой среде течет слишком медленно. Я чувствовал, что улицы меня зовут, и хотел реализовываться именно там. Мне не хватало терпения и усидчивости, хотелось делать что-то свое. Поэтому специальность я создал себе сам.

– Когда ты публиковал первые статьи и снимки на своем портале, планировал ли ты в будущем стать организатором крупнейшего портала, посвященного стрит-арту, или это было не более чем хобби?

– Вначале я не воспринимал эту работу как проект с большим будущим, не заглядывал так далеко. У меня просто было много друзей-художников, мне нравилось смотреть, как они работают. Причем один из них жил в Лондоне, другой в Афганистане… И мне просто хотелось показать им творчество друг друга, помочь стрит-артерам разных стран построить культурные связи, мосты, сделать их ближе. Чтобы такие люди могли почувствовать таких же мастеров, как они, ощутить и увидеть, какие еще работы возникают в разных концах света в то же самое время, когда они рисуют что-то свое. Мне хотелось, чтобы искусство смогло объединить таких людей. С этой мечты все и началось.

ЧТО ПЫТАЮТСЯ СКАЗАТЬ СОВРЕМЕННЫЕ ХУДОЖНИКИ?

– На сегодняшний день преследует ли Стритартньюс какието социальные сферы? Именно общество, зритель, который заходит на твой портал, к чему ты пытаешься привлечь внимание?

– Конечно, мы никогда не рисуем просто так. Причем речь не всегда идет именно о привлечении внимания к каким-то общественным или политическим вопросам. То, что художник хочет сказать, часто зависит от локации, например.

На некоторых территориях, скажем, слишком много серых тонов в городском ансамбле – там мы хотим добавить красок, потому что люди и так устали от своих проблем, им не хочется каждый день видеть серые стены. Если мы возьмем другую область, возможно, там перед жителями стоят какието насущные вопросы, и мы будем учитывать это. Так что каждый раз, когда мы выбираем локацию для работы, мы задумываемся о том, что важно и значимо для тех, кто будет видеть это изображение. Заниматься фасадной росписью просто ради того, чтобы нарисовать хоть что-то, по-моему, не совсем правильно.

– Ежедневно вы публикуете работы со всего света. Как вообще информация о том или ином новом изображении появляется на портале?

– Всегда по-разному. Часто с нами связываются художники и рассказывают о задумках, которые могли бы заинтриговать людей по всему миру. Когда они хотят показать что-то, с чем хотели бы связать свое имя в разных странах, они зовут нас. Иногда нам пишут авторы, о которых мы вообще ни разу не слышали. Просто приходит письмо из Испании, скажем, от незнакомого человека: «Посмотрите, что я нарисовал». Бывает и так, что мы просто идем по улицам какого-то города и видим невероятно интересную картину, которую не можем оставить без внимания. Единого механизма не существует.

«ИСКУССТВО НЕ ПРИЗНАЁТ БАРЬЕРОВ»

– Как происходило развитие проекта?

– Само собой. Бывало, мне просто звонили люди и говорили: «Мне нравится то, что ты делаешь, я готов тебе помочь». Нас становилось все больше. В какие-то моменты предлагали сделать сайт, например, на японском языке, чтобы его было легко и удобно читать в Японии. Сейчас основной сайт работает на английском, самом интернациональном, но тем не менее у нас есть его версии, работающие на разных языках, для разных стран. Я предпочитаю развивать формат именно на английском, потому что мне не нравится идея разъединять людей искусства какими-то барьерами, даже языковыми.

– На Стритартньюс сегодня публикуются работы со всего мира. Как ты считаешь: можно ли говорить о том, что этот вид творчества в каждой стране имеет свой особый характер?

– Безусловно, в каждой стране есть так называемые «школы уличного искусства» со своими особенностями. Посылы художников чаще всего близки, но разные мастера используют для этого различные средства. В итальянском искусстве очень много политических сообщений, тамформируется яркий месседж в отношении назревших проблем. В Британии затрагивают социальные идеи. При этом утверждать, что страна целиком определяет направление творчества живущих в ней художников, было бы неверно. Думаю, это связано с тем, что между художниками мира идет непрерывное общение, и они влияют друг на друга.

«ДЛЯ СТРИТАРТЕРОВ РОССИИ ВАЖНА ОБЩАЯ ИДЕЯ»

– Как ни странно, в нашей стране нет проекта, подобного вашему. Как вы считаете, возможно ли сегодня появление в России чего-то подобного? И чем такое СМИ у нас будет отличаться от того, что делаете вы?

– Конечно, это возможно. У российского уличного искусства есть свои уникальные интересные черты. Главное – сделать такую платформу общедоступной, чтобы не чувствовалось превосходство более опытных и известных в вашей стране художников. Важно, чтобы уличные мастера России объединялись благодаря этому порталу абсолютно на равных, искали единомышленников. Возможно, вам подойдет некий девиз типа «То, что художники делают для художников», чтобы публикации на таком сайте не основывались на принципах элитарности отдельных стритартеров, чтобы это было общедоступно. Портал, который будет создан для обычных людей.

– Один мой знакомый современный художник высказал в свое время необычную идею о том, что Одинцовский район можно сделать столицей современного искусства Подмосковья, а если приложить большие усилия – и всей России. Как ты считаешь, возможно ли реализовать столь амбициозный план в рамках нашего города?

– Мне кажется, для этого было бы здорово создать какую-то новую идею, в которой каждый стритартер сможет увидеть и выразить что-то свое. Россия – очень большая страна, и люди, живущие на разных ее концах, могут иметь абсолютно непохожие взгляды на жизнь. Поэтому в первую очередь для их объединения необходима некая идея, которая одинаково заинтересует каждого из них. Ну и, конечно, пространство, в котором все желающие художники смогут рисовать, показывая свое мастерство. Если найдутся те, кто возьмет на себя столь масштабный труд, сможет связать массу российских авторов и даст им достойную площадку именно в Одинцовском районе, я полагаю, такая задача вполне выполнима.