Судьбы людей вершатся по телефону

В редакцию «Одинцовской НЕДЕЛИ» пришла женщина со своей бедой.

Подготовил Александр ЛЫЧАГИН

– У сына, ему 35 лет, неожиданно началась острая головная боль, поднялась высокая температура, он не мог сам подняться с кровати. В шесть утра я сделала вызов скорой помощи через Службу-112. Меня связали со скорой, я объяснила ситуацию, на что мне ответили: «Это не экстренный вызов, мы больничных не даем, обращайтесь в поликлинику». Говорю, что он не может встать с постели. Мне ответили, что это не повод для вызова скорой помощи, есть более экстренные больные. На этом разговор закончился. К восьми часам жена его еле одела, мы сели в машину и увезли сына в 123-ю больницу. Попали к терапевту, но тот ничего определить не смог, сказал, что это не по его части. Направил на ЭКГ, флюорографию, сдачу анализов крови и посоветовал посетить невропатолога. Мы так и поступили. Головная боль стала просто невыносимой, продолжая усиливаться, никакие таблетки не помогали. Уже близился вечер, сделать МРТ в больнице по полису было невозможно – там предварительная запись. Нашли платный вариант. Снимок показал двухстороннее кровоизлияние в лобной части. Врач, делавший исследование, сказал, что необходима немедленная госпитализация, нужен хороший нейрохирург. Опять мы повезли сына на своей машине, но ни в ЦРБ, ни в 123-й больнице нейрохирурга нет. Мы связались со знакомыми врачами, и нам посоветовали везти сына в Москву, на Ленинский проспект. Увидев снимок, врачи выбежали к сыну на улицу, где он сидел в машине. Первые дни сын лежал в реанимации. Сейчас выписали на лечение по месту проживания. У сына двое детей, его ценят в семье и на работе, а сейчас он в плохом состоянии. Головные боли, быстро устает. Никаких нагрузок нельзя. А ведь если бы помощь была оказана вовремя, если бы скорая приехала сразу и сына увезли в больницу, диагноз был бы поставлен быстрее, не было бы мучительных перемещений с этажа на этаж больного в тяжелейшем состоянии.

Я обратилась в скорую помощь с жалобой, попросила, чтобы мне назвали фамилию сотрудницы, которая со мной разговаривала, для подачи заявления в суд. Получила ответ, из которого следует, что какой-то сотрудник наказан, мне принесли извинения и указали телефон для звонков в скорую помощь Одинцово. Но фамилию сотрудника не указали. Мне был также какой-то странный звонок, у меня пытались выяснить, чего я хочу. Звонившая не назвалась, а когда я попросила представиться, бросила трубку.

Я не хочу подавать в суд на скорую помощь как организацию, там работают и хорошие люди, зачем их пятнать? Я хочу разобраться с конкретным человеком, который по телефону умеет определять, кому нужна экстренная скорая помощь, а кому надо идти в поликлинику. У меня нет претензий больше ни к кому, врачи попались доброжелательные, они работали хорошо, но, может быть, конкретному человеку просто не нравится его работа, и он зря занимает чье-то место?

Вместе с женщиной, жалующейся на вершащих по телефону судьбы людей операторов скорой помощи, мы отправились на прием к заведующему юго-западным филиалом Московской областной станции скорой медицинской помощи В.В. Ткаченко.

Он рассказал, что определить точно, кто из троих дежуривших в тот день операторов отвечал на звонок, пока невозможно. Запись шла через Службу-112, центральный офис которой находится в Подольске. Туда сделан запрос на получение файла из архива. Если бы звонок поступил напрямую на телефон скорой в Одинцово, запись бы сохранилась и запросы не потребовались. Но ответственный дежурный, тем не менее, уже получил дисциплинарное взыскание, поскольку обязан был держать каждый вызов на контроле.

Виктор Ткаченко пояснил также, что судить о том, совершил ли ошибку сотрудник, без записи разговора невозможно, нельзя даже утверждать, что в вызове было отказано. Только прослушивание позволит определить, был ли соблюден алгоритм приема вызова, назвал ли оператор свой табельный номер, какую информацию он получил и какое решение принял. Права на отказ у операторов нет, но есть возможность выбора формы вызова – неотложная и экстренная помощь отличаются по срокам оказания. Неотложная – без угрозы для жизни, по ней вызов может быть отсрочен. По экстренной сотрудники должны выезжать незамедлительно. Приказами оформлен список признаков, по которым оператор может определить, какая форма необходима в том или ином случае. Например, высокая температура для взрослого не является основанием для экстренной помощи, а вот в случае с детьми скорая выехать обязана немедленно, поскольку у ребенка могут начаться судороги.

Виктор Ткаченко также посоветовал сделать повторный запрос, уже на имя главного врача в город Красногорск (улица Знаменская, дом 3), поскольку у заведующего филиалом прав на разглашение фамилий сотрудников нет.

Вот такая история. Мы постараемся проследить, чем же она закончится, дойдет ли дело до суда. Обратившаяся за помощью к прессе женщина не похожа на сутяжницу, и повод для ее обращения очень весом. Она – мать, и только поэтому готова пойти ради своего сына на все. Ей обидно и горько, что скорая помощь не была оказана вовремя, что пришлось потерять столько часов на самостоятельные переезды и обследования, а ведь это увеличивает риски необратимых изменений в головном мозге. Она понимает, что жизнь сына подвергалась страшному риску: дело в том, что инсульты требуют профессиональной транспортировки, больному нельзя сгибать шею, он должен лежать. Поэтому желание разобраться в суде понятно и объяснимо.

Кстати, хотели бы поделиться советом с читателями: смартфоны умеют записывать разговоры, для этого нужно установить приложение, позволяющее это делать. Нам, журналистам, такая функция необходима в силу профессии, но и обычным гражданам она полезна. В данном случае, например, разбирательство сильно сократилось бы по срокам.

Хотели бы также обратиться к нашим читателям – частный ли это случай, единичный, или и вам приходилось получать отказы на выезд скорой? А, может быть, как раз вас врачи очень выручили, и вам хочется поблагодарить их? И в том и другом случае поделиться своей историей вы можете по телефону 8-999-905-40-19

Фото: http://insolnechnogorsk.ru/novosti/zdorove/polikliniki-i-skoruyu-pomoshc...