А кем стали вы?

Очень часто получается так, что учится человек на кого-то одного, а работает потом совсем другим. Почему так? Это вопрос, который надо задавать каждому индивидуально. Но вот в том, что студенческие годы почти каждый из нас вспоминает с теплой ностальгической улыбкой, можно не сомневаться.

Подготовила Анна ТАРАСОВА

НАШ ОПРОС

«НЕДЕЛЯ» решила провести небольшой эксперимент и устроила интернет-опрос. Мы взяли людей примерно одного возраста, живущих в разных городах и зарабатывающих деньги разными, но весьма похожими способами... И задали им пять одинаковых вопросов:

  • На кого ты учился?
  • Почему выбрал именно эту специальность?
  • Чем, по-твоему, представители именно твоего студенческо-ученического направления отличаются ото всех остальных?
  • Вспомни что-то интересное, истории, связанные с твоими студенческими годами, которые первыми приходят в голову.
  • Кто ты сейчас?

Мы собрали самые интересные ответы. Стилистика авторов осталась неизменной.

Интересно, как на эти вопросы ответили бы вы?

Дмитрий, Москва

– Я учился на управленца, учился на филолога, потом снова на управленца (потому что там совсем не надо было ходить в универ), потом на издателя все в одном – корректор, редактор, печатник.

Собственно, именно издательское дело можно назвать отчасти осознанным выбором и единственно законченным в смысле обучения. Однако, оглядываясь назад, трудно сказать, почему я решил именно так. Да, была любовь к некоторым гуманитарным предметам. Сейчас я бы такой выбор не сделал, хотя не перестаю любить книги и русский язык.

Мне повезло поучиться в разных местах, в разное время и в разных профилях, и главное, с людьми разных возрастных групп, особенно на заочке.

Так вот, представители студенческого направления, именно студенческого или ученического, мало отличаются, это как субкультура, неважно, кто ты в обычной жизни и кем ты работаешь.

В учебном заведении ты либо ботан, либо кутила, либо середнячок, образуется некая отдельная модель поведения, особенно интересно это наблюдать по заочникам, которым за 40.

Я знавал целые группы бауманских инженеров – все то же самое, либо кутеж, либо черчение и матан, либо что-то среднее. Все одно. И все спокойно уживаются. Ничем они не отличаются, если говорить о массе. В толпе их различишь только если по здоровенному планшету или музыкальному инструменту, да и сленгу, конечно. А запусти их всех на одну тусовку, и все найдут общий язык. А еще у нас на филфаке рядом были медики. Они приносили спирт. И разговоры о морге и древнегреческой литературе прекрасно гармонировали. Каждый день мы видели, как к ним на факультет привозили и увозили гробы. Это вообще было интересно – как рядом уживались точные и гуманитарные науки. Медицинский спирт объединял все. Ну и Вечное, конечно. Вечное объединяет лучше всякого спирта.

Ну я не знаю, о какой классной истории можно рассказать, в основном, они связаны, конечно, с внеучебной жизнью. Когда одногруппники приходят погудеть на твоем квартирнике или 40-летние заочники отжигают в забегаловках. Ничего оригинального.

А сейчас я писарь.

Анна, Валенсия

– На маркетолога (рекламная деятельность). За меня выбрали, а мне было неважно – все равно в музыкальное училище не пустили, а хотелось только туда.

Маркетологи – это самые креативные и деятельные ребята из всей студенческой среды. Всегда в теме новостей универа.

На третьем курсе мы всей группой решили помочь старосте выиграть конкурс «Мисс институт». Это было давно, могу что-то не вспомнить. Но было очень весело.

Точно был выход в костюмах, которые вы должны смастерить из подручных средств (у нашей был из гофрированной бумаги), был артистический номер, мы там и танцевали, и ее нахваливали. Были ответы на вопросы про мир во всем мире. Вот и все, что помню.

Вся группа делала костюмы, продумывала номер, речь и репетировала вместе с ней. Вероничка (староста) очень симпатичная и искренняя девочка, но без особенных талантов, и то, что мы сделали из нее в конце, и помогло ей выиграть этот конкурс.

Я – копирайтер.

Лера, Одинцово

- Все просто. Училась на журналиста. Выбрала, потому что в подростковом возрасте решила стать журналистом и другие специальности не рассматривала в принципе.

Почему журналистом? Если коротко, то совпало несколько факторов – любовь к писательству и общению с людьми и нелюбовь к фиксированному графику и ранним подъемам. О своем решении не пожалела.

Тут все тоже просто: наша группа отличалась от других... парнями. Точнее, их наличием. Поясню – у нас был гуманитарный факультет, который включал несколько специальностей – журналистику, PR, связи с общественностью, культурологию, дизайн и т.д. Одними словом, типично женские специальности.

Шутили, что нам можно не читать модные журналы, ибо все тренды сезона в одежде были наглядно представлены на «моделях» по дороге к универу. Так вот, парни. На других специальностях факультета их либо не было в группах вообще, либо были такие, которые наглядно представляли собой поговорку «на безрыбье и рак – рыба».

А у нас парней было много – аж треть группы! И все как на подбор – красавцы, молодцы и удальцы. Один из этих парней теперь мой муж, а двое других – наши ближайшие друзья, так что я знаю, о чем говорю.

У нас была замечательная группа – дружная, неординарная и веселая. Моих «типично студенческих» воспоминаний хватит на целую книгу, но ради всеобщего спокойствия расскажу историю, связанную с учебой.

В общем, на третьем курсе нас обрадовали, что профильный предмет «Творческая мастерская» у нас будет вести дама с самого Первого канала. Для нас тогда это было равносильно явлению в универ Путина. Поэтому первой пары с ней мы ждали как манну небесную, мысленно уже мечтая о практике на «главной кнопке страны» и последующем трудоустройстве. Все 35 человек, ага. Первая пара действительно прошла незабываемо – высокая гостья не явилась. Как и на вторую, третью и все последующие пары до конца семестра. В деканате на наши справедливые замечания только разводили руками – мол, это же Первый канал, там очень плотный график! Загадочная женщина предстала перед нами ровно перед началом зачетной сессии, на последнем занятии. Ради этого нас в субботу к девяти утра согнали в аудиторию и не выпускали оттуда до 21 часа. Дабы не лишиться зарплаты, предприимчивая мадам решила отчитать нам ВЕСЬ свой курс, рассчитанный на четыре месяца. Стоит ли говорить, что к концу дня о практике на Первом никто больше не мечтал, да и благоговение перед столь «ответственным» преподавателем куда-то улетучилось. Зачеты нам потом проставили не глядя. На Первом, к слову, никто из наших сейчас не работает.

Я – репортер районной газеты. Считаю, что научиться журналистике в универе невозможно и настоящие профессионалы учатся ей всю жизнь. Поэтому в первую очередь хочу сказать спасибо своему любимому РГСУ за прекрасные пять лет в его стенах и людей, которых я там встретила.