Не на смерть, а на жизнь

По результатам конкурса «Лучший территориальный орган МВД России на районном уровне» отмечены три подразделения УМВД России по Одинцовскому округу. Сегодня мы знакомим наших читателей с одним из победителей – отделом по контролю за оборотом наркотиков.

Подготовил Александр ЛЫЧАГИН

Их не должны знать в лицо

​ОКН (такой аббревиатурой сокращают в полиции название этого спецподразделения) располагается в Лесногородском отделе полиции. Здесь предполагается 13 штатных единиц, но в реальности в коллективе отдела всего восемь человек. Отдел кадров особо тщательно подбирает кандидатов в сотрудники подразделения, с ними работают психологи, проводится и личное собеседование. Каждого нового коллегу опытные оперативники учат не только профессиональным секретам и навыкам, но и умению общаться с «контингентом» вплоть до сленга. А также документообороту, и особым, очень строгим правилам обращения с изъятыми вещественными доказательствами, ведь чаще всего это наркотики. ​ Чрезвычайно высокие требования предъявляются к моральной стороне – те, кто здесь работает, должны быть абсолютно неподкупными. Можно представить, какие деньги готовы заплатить наркоторговцы, чтобы откупиться от правоохранительных органов или получить в их среде информатора. Сотрудник, решившийся на контакты с преступниками, является не просто нарушителем закона, он для своих «братьев по оружию» – изменник, предатель. И не только из-за того, что навредил в конкретном деле, – любой подобный случай становится достоянием общественности. «Паршивая овца» бросает сомнительную тень на тысячи беззаветно сражающихся с криминалом.

​​Прессе и телевидению отдел не отказывает в общении, но с одним условием – никакого «засвечивания» кадров с лицами сотрудников. Каждый специалист ценится очень высоко и не может быть публично «растиражирован». Получается, что оперативные подразделения полиции – это что-то вроде тайных рыцарских орденов, сражающихся на стороне добра.

Цыганский метадон

​Начальник Одинцовского ОКН, майор полиции Игорь Васильевич Родин, делится итогами года, ставшего для его сотрудников успешным, «призовым». Внушительная справка пестрит цифрами и фактами.

​Выявлено 639 преступлений, в прошлом году их было 618. Львиная доля – 590 – тяжких и особо тяжких. ​Изъято из незаконного оборота почти 15 кг наркотиков, из них шесть – героин, пять – метадон.

​Игорь Васильевич поясняет: на самом деле в лице отдела наградили за хорошую работу все Одинцовское управление МВД. Потому что ОКН в деле борьбы с наркоугрозой выступает штабом, координирующим центром, узкопрофессиональной службой, а помогают отделу все – участковые инспекторы, оперативники, уголовный розыск, патрульно-постовая служба, ГИБДД, отдел по делам несовершеннолетних. И на счету каждого подразделения – свои достижения. 

​В Барвихе задержали лиц, которые крупные партии наркотиков перефасовывали для более мелких распространителей. В Одинцово на улице Садовой в ноябре «попался» таксист из Средней Азии с килограммом героина. Он промышлял не только в Подмосковье, но и по городам России. Когда начали анализировать его перемещения, еще одна килограммовая закладка была изъята в Волгограде. Полицейские выяснили также, что почти полкилограмма героина было оставлено в Челябинске – там, к сожалению, «посылку» уже не нашли.

​В декабре в районе Жаворонков был задержан человек с партией метадона весом порядка пяти килограммов. Житель Белоруссии, этнический цыган, купил недостроенный дом у цыган местных и начал свои наезды в Одинцовский округ. Раз в один-два месяца он кустарным способом изготавливал метадон, один из самых тяжелых и дорогих наркотиков. В самодельной лаборатории удавалось «наварить» порядка трех-пяти килограммов за один раз.

«Защитить от наркотиков детей – своих, ваших, всех»

На вопросы "НЕДЕЛИ" ответил начальник Одинцовского ОКН майор полиции Игорь Родин.

– Насколько активны наши граждане в пресечении наркопреступлений?

​– Активных в этом плане, к сожалению, не очень много. Но они пытаются помочь в борьбе с этим видом преступности, сообщают важную информацию. К ним мы относимся с огромным уважением. Но, увы, большинство сидят за мониторами компьютеров, оставляют в соцсетях гневные комментарии в адрес полиции, а сами палец о палец не ударили, чтобы оказать какую-то помощь. Иногда пытаются ёрничать над названием – мол, ничего себе, контролируют оборот наркотиков, вот так дела. А смешного ничего нет, есть же и легальный оборот наркотических веществ в медицине, ветеринарии, других областях, и он должен действительно находиться под контролем, происходить без нарушения законов.

– В Одинцовском округе много элитных посёлков с «непростыми» обитателями. Сложнее ли там работать?

​– Закон для всех един, если есть достоверная информация, то никто не может нам запретить провести все полагающиеся оперативные мероприятия. Поблажек ни для кого нет, неприкасаемых не существует, оформим и направим в Следственное управление.  Неважно, откуда – с Рублевки, Молодежной или Верхне-Пролетарской.

​С кем сложно работать, так это с детьми. К сожалению, большое количество преступлений, связанных с наркотиками, сейчас фиксируется в молодежной среде. Общение с этой категорией в силу их возраста требует соблюдения особых правил, оно происходит только в присутствии родителей. А в большинстве случаев старшее поколение находится в «розовых очках» и никаких признаков беды не видит. Мамы и папы стеной встают на защиту чад. Иной раз, действительно, и предположить-то трудно, что этакие ангелы могут быть замешаны в чем-то неподобающем. Но долгий опыт работы в полиции заставляет верить данным оперативных разработок и объективным медицинским анализам. Не пренебрегайте возможностью тестирования, даже родительского, семейного, его можно провести негласно, под благовидным предлогом. Экспресс-тесты на наркотики сейчас в аптеках продаются и стоят недорого.

– Помогает ли в работе вашего подразделения система «Безопасный город»? Или преступники учитывают расположение камер?

​– Очень полезная система, в том числе и для нашего отдела. Вычислить зоны, перекрываемые наблюдением, непросто, вот и гражданин Узбекистана сделать этого не смог. В наших краях он официально работал дворником, а подрабатывал распространением героина, размещая закладки. Благодаря тому, что его странные действия были замечены операторами системы «Безопасный город», дворника не только задержали с поличным, изъяв наркотики, но и вменили ряд эпизодов размещения закладок. Это серьезная проблема – переход продажи наркотиков на бесконтактные способы. Если раньше было возможно провести закупку и это полностью изобличало распространителя, то сейчас выявлять каналы распространения стало значительно сложнее. Вслед за преступниками оперативникам приходится нырять в интернет и даркнет (теневая составляющая интернета), мониторить социальные сети, «обыскивать» в поисках контактов подельников смартфоны задержанных.

– Есть ли разница в зарплатах, например, участкового и оперативника?

​– Есть, но она не слишком велика. Зато в оперативном подразделении работать интереснее. Я с детства хотел попасть в уголовный розыск. И попал – в 18 лет пришел служить в полицию, работал во 2-м городском отделе полиции, в Голицынском, в Управлении. У нас шутят, что из поощрений есть «Спасибо» и «Большое спасибо». Но если говорить о мотивации, то... Кроме зарплаты, есть более важные вещи. Я, например, для себя определил – работаю, чтобы защитить от наркотиков детей. Своих. Ваших. Детей читателей вашей газеты. Всех.