Двадцать лет в полях и перелесках

Антон Кузнецов

основатель и командир поискового отряда «КитежЪ»

Мало какой житель Одинцовского района не слышал про поисковый отряд «КитежЪ». Его представители организуют масштабные патриотические акции, проводят уроки мужества в школах и представляют свои выставки на городских праздниках. В этом году 25 октября «КитежЪ» отмечает свой 20-й день рождения. Корреспондент «НЕДЕЛИ» встретилась с основателем и бессменным командиром отряда Антоном Кузнецовым. 

Текст Валерия БАРАНЦЕВА, фото из архива отряда «КитежЪ»

– Ты основал собственный поисковый отряд в 18 лет. Один вопрос: как?
– Я с детства увлекался историей и археологией. Подростком посещал в Одинцово клуб «68-й Лейб-пехотный Бородинский Императора Александра III полк», которым руководил известный краевед и журналист Николай Николаевич Митронов. В те годы его представители самостоятельно, без какой-либо структуры, занимались, в том числе, и поисковой работой. В свою первую экспедицию в Белоруссию я отправился в составе поискового отряда «Курган». Его основал мой хороший знакомый Андрей Царев из Ногинска, который в этом году, к сожалению, ушел из жизни… Мы работали на озере Нарочь в Минской области и нашли останки русских солдат, погибших еще в Первую мировую войну. Дальше были экспедиции на Бородинское поле, которые тоже принесли результаты. Набравшись опыта, я решил основать поисковый отряд в родном районе. В него вошли мои бывшие одноклассники из Одинцовской школы № 12 и однокурсники из сельскохозяйственной академии имени К.А. Тимирязева. Первые поисковые разведки мы провели осенью 1997 года, сразу после того, как получили официальный паспорт организации. Полноценная же экспедиция состоялась в 1998 году. Мы выехали в деревню Высоково и окрестности поселка Колюбакино в Рузском районе. Интернета и электронных архивных баз данных тогда не было, поэтому информацию о проходивших в этих краях сражениях мы получали из книг и наносили ее на топографические карты. Их масштаб был два сантиметра к одному километру, что, конечно, очень мало. Очень помогало общение с местными старожилами, которые во время Великой Отечественной войны хоронили погибших солдат и могли показать место неучтенной братской могилы. Командовать своими же сверстниками было непросто – случались и споры и конфликты разные, но я как руководитель организации всегда требовал соблюдения установленных мною правил. Например, не употреблять во время экспедиций алкоголь: молодость молодостью, но спиртное и полевую поисковую работу считаю несовместимыми до сих пор. 

– Были неудачные экспедиции без обнаружения воинских захоронений?
– Мы работаем «в полях» два раза в год: в мае и в августе. За двадцать лет был только один поисковый сезон, когда мы не нашли останков бойцов. Но называть его неудачным я бы не стал, ведь мы подробно изучили ту местность и теперь точно знаем, что неучтенных захоронений там нет.

– Ваш принцип – работать только на территории Одинцовского района…
– Его нам подсказала Елена Будкина, которая тогда руководила районным Комитетом по делам молодежи, культуре и спорту. Эта организация появилась через год после образования отряда и сразу взяла над нами шефство. Ультиматумов нам никто не ставил, но мысль о том, что надо наводить порядок на родной земле, была очень здравой. Быть может, в масштабах всей Великой Отечественной войны в нашем районе было и не так много сражений, но это не значит, что погибшие здесь солдаты не заслуживают права быть похороненными по-человечески.

–  Когда вы стали принимать в свои ряды школьников?
– Изначально мы просто решили рассказать о своей работе широкой общественности и организовали в районном Доме культуры и творчества (тогда гарнизонный Дом офицеров) выставку находок поисковых отрядов Московской области. Она получила большой резонанс среди местной молодежи, и к нам в отряд пришло несколько подростков из районных школ. Позже они подтянули своих друзей, и так «КитежЪ» стал молодежной патриотической организацией. Тогда же нас заметил директор детского оздоровительно-экологического центра «Турист» Юрий Артюхин, который предложил открыть на его базе официальный кружок. До этого мы собирались в подъезде моего дома между этажами, предварительно созвонившись по стационарным телефонам. Найденные артефакты тоже изначально хранились у активистов дома, а их реставрация проходила на кухнях и балконах. Поэтому я очень благодарен своим родителям, которые никогда не препятствовали моему увлечению. Молодых людей в 90-е подстерегало много нездоровых соблазнов и, видя, что сын занят полезным делом, они только радовались. В «Туристе» я стал педагогом дополнительного образования и за годы «дослужился» до должности заместителя директора центра по безопасности. Оттуда мы переехали по ряду причин только в 2012 году – сейчас штаб «Китежа» находится в доме № 10 на Ново-Спортивной улице. Из первого состава отряда сейчас остался только  я один – мои друзья постепенно отсеялись. Кадровая текучка для поискового движения – нормальное явление: заработка оно не приносит, а семью кормить надо. Я с пониманием к этому отношусь, и со многими бывшими соратникам до сих пор поддерживаю дружеские отношения. Но бывает, что в отряд приходят и уже взрослые, состоявшиеся люди, которые увлечены этой темой и готовы посвящать поисковой работе свое свободное время.

– Ты совмещал командование поисковым отрядом со срочной службой в армии в Алабино. Как это удавалось?
– Сначала было сложно. Когда ты молодой лейтенант, тебе говорят: «Сынок, зачем тебе выходные, когда у тебя во взводе бардак?» Это такой армейский юмор. Но со временем мой военный опыт увеличивался, порядка во взводе становилось больше, и у меня появились выходные по строгому графику, на которые я мог заранее планировать всю поисковую работу. В итоге прослужил по контракту целых пять лет, уволился капитаном.

– Чтобы легально заниматься раскопками, нужно разрешение местной администрации. Вы сразу находили  контакт в районных поселениях?
– Сначала недопонимание возникало. Скорее, из-за отсутствия строгой законодательной базы по данным вопросам. В этом случае нам на помощь опять приходил Комитет по делам молодежи, в частности, наш давний друг Галина Острикова, которая до сих пор переживает за нас, как за родных детей. Но через пару лет, благодаря местным СМИ, о «Китеже» узнали во всем районе и такие проблемы исчезли. Но у этой популярности есть и обратная сторона – нередки случаи, когда нашим именем прикрываются так называемые «черные» копатели.

–  Молодежь приходит в отряд сама или с подачи родителей?
– За всю историю отряда родители привели к нам только трех ребят. Одна мама даже с нами на раскопки съездила, чтобы убедиться, что сын попал в нормальную компанию.

– Современные подростки отличаются от тех, что были 15 лет назад?
– Отличаются, и, к сожалению, не в лучшую сторону. Интерес к поисковой работе у молодежи сейчас гораздо ниже. В школах сегодня мало говорят про любовь к родине, да и компьютеры с гаджетами делают свое дело. Часто подростки получают большее удовольствие в виртуальной реальности, чем в реальных жизненных событиях и приключениях. Некоторые вообще не понимают, каково это – ходить в поход. Там же холодно и комары! Но есть и сознательные ребята, благодаря которым поисковый отряд продолжает существовать. Более того, два года назад в Краснознаменске появился наш филиал – молодежный патриотический клуб «Азимут».

–  У тебя самого за 20 лет не пропадал интерес к поисковой работе?
– Интерес не пропадал никогда, ведь этим я занимаюсь почти всю сознательную жизнь и не представляю своего существования без этого де6ла. Бывали случаи легкого уныния, когда казалось, что все это нужно только мне одному. Но подобные мысли сразу забываются, когда удается расшифровать солдатский смертный медальон и отыскать родственников погибшего. Помню, на церемонию перезахоронения приехал сын найденного нами в Михайловском красноармейца. Будучи уже очень пожилым человеком, он всю жизнь хранил воспоминание, как отец обнял его и ушел на войну. Когда тебе удается пролить свет на события 70-летней давности и рассказать современникам о подвиге их предка, ты понимаешь, что все это – не зря. Однообразной мне наша работа тоже не кажется – прогресс не стоит на месте, материально-техническая база отряда расширяется, и новые современные инструменты и технологии позволяют обнаруживать новые находки. Стоит сказать, что сейчас этой теме в стране уделяется внимание на самом высоком уровне. Появился информационный портал «Память народа» и объединенная электронная база данных «Мемориал», где электронные документы анализируют и обрабатывают уже не люди, а нейронные сети. Несколько лет назад была создана общественная организация «Поисковое движение России», которая сегодня насчитывает 83 региональных отделения. Мы в ней тоже состоим – ездим на тематические конференции, составляем отчеты, обмениваемся опытом, что очень помогает в работе. У нас есть единый моральный кодекс: например, нельзя выкладывать в интернет фотографии найденных останков или переводить поисковую работу в коммерческое направление.

– Помимо поисковой работы, «КитежЪ» занимается и другими проектами. Расскажи о них.
– Кроме периода Великой Отечественной войны мы уделяем внимание и более древней истории нашего края. Курируем проект «НАСЛЕДИЕ – Одинцовские древности» по охране объектов археологического наследия, сотрудничаем с Одинцовским историко-краеведческим музеем, где я работаю уже несколько лет. Мы также проводим небольшие геологические и палеонтологические походы, в которых могут принять участие все желающие. Поэтому сейчас у наших воспитанников богатый выбор направлений исследований.

–  Еще раз о воспитанниках. Кому в поисковом отряде не место?
– Безответственным, тем, кто не держит свое слово и не слушает наставников, в общем – разгильдяям. Конечно, человека формирует  окружение, поэтому мы всем даем шанс, но если «новобранец» не поддается воспитанию, мы с ним прощаемся.

– И традиционный вопрос: расскажи о ваших рабочих планах.
– В Одинцовском районе до сих пор не существует единой общедоступной базы данных по похороненным в местных братских могилах людям и нашим землякам, которые не вернулись с фронта. Уже много лет мы вынашиваем идею создания Одинцовской электронной «Книги памяти». Для этого нужно будет обработать информацию о 14 тысячах человек. Нашу задумку поддержал районный Совет ветеранов и районный военный комиссариат под руководством Вячеслава Клявиня. Во многих регионах подобные проекты уже существуют, и их так же сделали энтузиасты-общественники. Эта книга станет своеобразным итогом двадцатилетней работы «Китежа» и, надеюсь, получит отклик среди наших земляков.