Меня вдохновляет желание снова встать на ноги

Ярослав Святославский

спортсмен паралимпийской сборной страны по велоспорту, чемпион России по велоспорту и триатлону

Он каждый день ездит на работу в Москву и возвращается домой в Трехгорку поздно вечером, тренируется в фитнес-клубе, встречается с друзьями, путешествует. В общем, ведет такой же образ жизни, как и многие из нас. За одним только исключением: Ярослав Святославский не может ходить и везде передвигается на коляске.

Текст Мария БАХИРЕВА, фото из архива Ярослава СВЯТОСЛАВСКОГО

О спортсмене паралимпийской сборной страны по велоспорту, чемпионе России по велоспорту и триатлону (вид спорта, где нужно преодолевать дистанцию вплавь, бегом и на велосипеде) мы недавно уже писали. В сентябре Ярослав Святославский второй раз покорил старты Ironman. Корреспондент «НЕДЕЛИ» встретился с Ярославом лично, чтобы убедиться: все границы мы ставим себе сами.

Травму Ярослав получил ровно восемь лет назад – 28 ноября 2009 года. Занимаясь акробатикой, упал с 12-метровой высоты. Компрессионно-оскольчатый перелом 11-го и 12-го грудных позвонков, повреждение спинного мозга и приговор врачей: ходить юноша уже никогда не сможет. Все эти годы Ярослав пытается доказать обратное.

Мы встречаемся с ним в большом торговом центре в Москве в перерыве между тренировкой и работой. Пока пробираемся к свободному столику в кафе, Ярослав успевает ответить на приветствие незнакомого человека, который вначале вглядывается в лицо спортсмена, потом неуверенно задает ему вопрос, а после радостно жмет руку: «Я смотрел гонку! Ты молодец! Успехов тебе!»

– Часто тебя так узнают?

– Довольно часто. Хотя я уже к этому привык.

– Расскажи, что тебя связывает с Одинцовским районом?

– Сам я из Иваново, но сейчас живу в Трехгорке, практически каждый день езжу в Москву. Правда, уже пять лет приезжаю домой в основном только поспать – на большее времени нет.

– Ты сам за рулем?

– Пока нет, учусь на права.

– Получается, ты каждый день пользуешься общественным транспортом?

– Да. Сейчас я приехал на автобусе из Трехгорки. В автобус меня заносят на руках и пересаживают на сиденье. Потом точно так же на руках выносят. В метро я спокойно передвигаюсь сам. Помощь нужна, если есть лестницы и нет лифта. Четыре человека берут кресло – двое за раму, двое за ручки – и так несут.

И как, с твоей точки зрения, у нас обстоят дела с доступной средой?

– Я на самом деле не очень люблю говорить про доступную среду, потому что считаю это второстепенным вопросом. Сейчас объясню. Все финансирование, в том числе и государственное, должно инвестироваться в различные научные разработки и исследования. Если мы направим эти средства на исследования в области лечения травм спинного мозга, больше вероятность, что мы снова поднимем людей на ноги, они будут ходить и не будут нуждаться в этой доступной среде. Это даже может выйти дешевле, чем вкладывать деньги в реструктуризацию городов и регионов. Конечно, доступная среда нужна, но в целом для общества, а не только для нас. Нельзя забывать про пожилых, мамочек с детьми – этих людей намного больше, чем тех, кто пользуется такими транспортными средствами, как инвалидное кресло. 

В нашей стране есть исследования в области лечения травм спинного мозга?

– Пока ничего яркого нет. Поэтому в 2019 году я планирую уехать из России, поступить в Квинслендский университет в австралийском Брисбене на бизнес-менеджмент в области науки и параллельно работать в лаборатории, которая занимается исследованиями травм спинного мозга. Именно из-за этой лаборатории я туда и еду – и работать, и получать образование.

– Ты считаешь, что сможешь встать на ноги?

– Я в этом уверен.

– А врачи что говорят?

– Когда я получил травму, врачи говорили: «Парень, ты никогда уже не будешь ходить. Смирись с той жизнью, которую тебе преподнесла судьба». Но я им не поверил, начал искать различные способы реабилитации. Сначала испытывал медицинский экзоскелет ExoAtlet, который разработан при поддержке фонда «Сколково». Моей задачей было протестировать управление экзоскелетом, чтобы передать технологию другим ребятам. Сейчас уже около ста человек проходят реабилитацию с помощью этого экзоскелета в медицинских центрах России. Это, конечно, хорошая разработка, но не стоит забывать про корень самой проблемы – именно повреждения спинного мозга. Это главная проблема, которую надо решать.

– Эти заболевания как-то лечатся в России?

– Вообще решений на рынке на данный момент не существует. Почему я и еду в Австралию. Мне хочется углубиться в эту тему, понять ее изнутри, поездить по различным консилиумам, чтобы быть в курсе первых новостей и разработок, привнести потом это в Россию и реализовать по всему миру. Сейчас, пока я молодой и активный, я развиваюсь в спорте. У меня много спортивных достижений, я член сборной России. Но спорт для меня – это хобби. Он помогает мне налаживать контакты с разными людьми, чтобы заниматься в дальнейшем более серьезными проектами и разработками.

– Как получилось, что ты попал в сборную?

– На тот момент я был пилотом-испытателем медицинского экзоскелета, мы делали презентацию для президента фонда «Сколково» Виктора Вексельберга и президента Олимпийского комитета России Александра Жукова. Жуков меня тогда спросил, каким спортом я хочу заниматься. Я выбрал плавание, потому что еще не знал про триатлон. Через Олимпийский комитет мне помогли найти контакты тренера. Я поплавал две недельки, решил поучаствовать в триатлоне, сделал свою первую спринтерскую дистанцию – 750 метров плавание, 20 километров велосипед и пять километров бег. Ну а дальше началось развитие в спорте. Я даже дату первых соревнований помню – 7 июня 2015 года.  

– Расскажи, что это за история с восхождением на Килиманджаро?

– Проект Challenge Yourself мы делаем совместно с друзьями и партнерами. Для нас это бизнес-проект, но я решил в нем побыть не только организатором, но и участником. В марте будущего года мы отправимся вместе с ребятами покорять вершину Килиманджаро. Это новый вызов себе. Я люблю такой активный экстремальный вид отдыха, он мне помогает двигаться дальше. Но это все хобби, а не основа деятельности. Такие челленджи я буду устраивать постоянно, из года в год, а вот в качестве основной работы, скорее всего, выберу бизнес и буду им заниматься.

– Это будет бизнес, связанный именно со здоровьем?

– Да. Именно поэтому я еду в Австралию – чтобы начать этот проект и перенести его потом на российский и международный рынки. Сейчас активно изучаю английский язык, чтобы сдать экзамены и поступить в университет, наращиваю финансовую базу для оплаты обучения и проживания.

– Как ты вообще решаешь денежный вопрос? Все поездки на соревнования – это большие траты.

– У меня есть и спонсоры, и работа, и бизнес-проект. Пять лет я был новостным редактором в журнале Forbes, параллельно работал интернет-маркетологом. В спорт я пришел уже после. Сейчас работаю в компании OneTwoTrip, которая занимается продажей авиабилетов и отелей, менеджером по партнерскому маркетингу – выстраиваю взаимодействие между компанией и различными спортивными организациями.

– Как ты все успеваешь?

– Я не хватаюсь за все сразу, а разбиваю по нескольким дням. Каждый день у меня тренировка – это постоянно и железно. А вот после нее я могу пойти поработать. Либо наоборот – с утра может быть работа, обучение в автошколе или занятия по английскому языку, а после уже тренировка.

В основном мой офис – это спортивные залы. Я потренируюсь, сяду потом на диванчик и поработаю в ноутбуке или проведу встречи недалеко от своей тренировки. В общем, у меня свободный образ жизни и такой же график. Если мне что-то хочется, я делаю. Если не хочется ничего, то и не надо. Ко всему нужно подходить с любовью и желанием.

– Как учишься вождению? Занятие для тебя построено особым образом?

– Занятие самое обычное. Просто машина оборудована ручным управлением. И в России, и во всем мире ребята, которые пользуются колясками, спокойно передвигаются на машинах. В этом нет ничего сложного. Специально разрабатывается адаптивное устройство под любой автомобиль – рычаг с газом и тормозом, и, собственно, все, можно садиться за руль.

– В одном из интервью ты говорил, что сейчас самое главное для тебя - спорт и карьера, и пока не до любви. Это на самом деле так? А вдруг в один прекрасный день ты встретишь свою любовь...

– На самом деле спорт на первом месте. Планирую уехать за рубеж, там еще вырасти как личность и уже завидным женихом вернуться в Россию. Планов встретить свою любовь у меня пока нет. Я не обделен женским вниманием, мне и так пока хорошо живется.

– В соцсетях многие пишут тебе спасибо за пример и вдохновение. А что вдохновляет тебя самого?

– В первую очередь – девушки (улыбается). А так, конечно, меня вдохновляет желание снова встать на ноги. Это мое самое сильное желание, к которому я стремлюсь и хочу реализовать его до 30-35 лет.

– После таких травм люди часто уходят в депрессию, замыкаются в себе. Как тебе удалось этого избежать?

– Когда ты постоянно чем-то занят, то не хватает времени на депрессию. Конечно, бывают моменты, когда сидишь дома в таком творческом одиночестве, хочется поиграть на синтезаторе и поразмышлять о своей жизни: почему так случилось, что делать дальше, в том ли направлении я двигаюсь. Это заставляет задуматься и немного уйти в себя. Но такое бывает очень редко – раз в полгода, может.

– Никогда не задавал вопрос: почему я, почему это произошло со мной?

– Я воспринимаю эту ситуацию положительно и отношусь к ней позитивно. Это урок, который должен тебя чему-то научить, и испытание, через которое ты должен пройти. Многие в моей ситуации жалуются на доступность среды, людей вокруг, еще что-то, что мешает жить. Я не люблю ни от кого зависеть. В принципе от родителей я никогда и не зависел – работать начал с 12 лет, еще до травмы. Когда устроился в редакцию журнала Forbes, переехал в другой район Москвы, начал снимать квартиру и абсолютно не жаловался. Сейчас многие ждут чего-то прорывного от науки и медицины. А почему бы не попробовать этим заняться самому? Если ты хочешь ходить, то зачем ждать и мириться с жизнью? Попробуй сделать что-то сам.

– Как ты отдыхаешь?

– По-моему, вся моя жизнь – отдых. Я полностью ни от кого не завишу и всегда делаю то, что мне нравится и что я люблю. Спорт для меня – это тоже отдых. Отдыхать нужно, если ты от чего-то сильно устал, неважно – физически или морально. Для меня же отдых – это жить всегда в кайф и наслаждаться каждым моментом. Когда я уезжаю в теплые края, то люблю покататься на гидроцикле, заняться банджи-джампингом – прыжками на тарзанке с моста, дайвингом... Австралия меня еще и потому привлекает, что там как раз такая жизнь – тепло, куча всего активного и драйвового, коралловые рифы, рядом Новая Зеландия, Тасмания и Бали.

– После травмы не было страха перед экстремальными видами спорта?

– Самый большой мой страх – не успеть сделать то, что я запланировал в жизни. Есть ребята, которые в 24 года намного более успешны, чем я, и меня это немного напрягает (смеется). Мне хочется достигать гораздо большего.

– Чего тебе не хватает?

– (Задумывается.) Хороших удобных автобусов из Трехгорки. Чтобы не приходилось просить людей меня заносить, а я мог бы заезжать туда сам.

 

Наша справка

Ярослав Святославский, 24 года

Член паралимпийской сборной по велоспорту, чемпион России по велоспорту и триатлону, пилот-испытатель отечественного медицинского экзоскелета ExoAtlet, разработанного при поддержке фонда «Сколково», посол благотворительного забега в поддержку травм спинного мозга Wings for Life World Run, сертифицированный PADI OWD дайвер, банджи-джампер, скайдайвер.

Участник триатлонных стартов в дистанции Ironman. В этом году прошел без остановки дистанцию в 226 километров за 12 часов 46 минут и 2 секунды, улучшив прошлогоднее время на два с половиной часа.

Летом 2017 года первым в мире среди паратриатлетов-колясочников переплыл Волгу на международном заплыве на открытой воде Stada Volga Swim 2017 и преодолел дистанцию в 6,1 километра за 1 час и 49 минут.