Саша ушёл...

Наш Саня Колесников стал ближе и роднее каждому из нас после своего непоправимого и окончательного ухода.

Следующий день после его смерти совпал с версткой очередного номера «Одинцовской НЕДЕЛИ». И всякую минуту казалось, что, как обычно, он появится в редакции – улыбающийся, радостный – такой свой, такой привычный с его шуточками, смущенным фырканьем, которым он парировал наши дружеские приколы. А то и наскоки: «Ну почему ты не добиваешься квартиры?» Верой и правдой проработав в районе 27 лет, он после общежитских углов получил в 1999 году однокомнатную квартиру в Одинцово. На четверых – сам, жена, дочка и сын. И никому больше не надоедал просьбами об улучшении жилищных условий. Незадолго до смерти поставил семью перед неоспоримым фактом – забрал из приюта взрослого, запуганного пса. И радовался ему, как мальчишка. Да он и оставался, судя по многим поступкам, искренним, неравнодушным пацаном, хотя и вырос в настоящего серьезного, принципиального журналиста.

Мы могли порой спорить, ссориться, не понимать друг друга, но случись что, он бросался на помощь первым. Именно – бросался, не раздумывая, не оправдываясь занятостью или нездоровьем. Никогда не выпячивался, но, как теперь стало ясно, был нашим центром добра, участия, хорошего настроения и общей радости.

Еще не в полной мере мы осознали, что его нет навсегда. К этому придется привыкать, то и дело вспоминая самые светлые, самые прикольные моменты нашего журналистского братства. А пока что – невозможно не ждать, что вот сейчас откроется дверь и мы обрадуемся друг другу, обнимемся, договоримся об очередной поездке, об очередной встрече. Да, она неизбежно произойдет. И пусть не здесь, не сейчас, но как раньше, как всегда мы бросимся к нему: «О, Саня! Привет!..»