Золотое кольцо подмосковных усадеб

Что посмотреть в окрестностях Одинцовского округа любителям истории и небольших путешествий

О подмосковных усадьбах написана не одна книга. Некоторым поместьям повезло: они восстановлены, в них сейчас музеи, куда можно прийти с экскурсией. Но множество других доживают свой век, разрушаясь без ухода и ремонта. Целый пласт истории утерян, и среди руин прошлого мы пытаемся представить, как здесь жили раньше.

Подготовила Мария БАХИРЕВА

В подборке «НЕДЕЛИ» – усадьбы, о которых нечасто вспоминают. Но они заслуживают не меньшего внимания, чем хорошо известные Большие Вяземы, Захарово, Архангельское или Абрамцево.

Введенское

Усадебный комплекс на берегу Москвы-реки, возле Звенигорода, был спроектирован архитектором Николаем Львовым. Он много строил в окрестностях Петербурга, а в Подмосковье это едва ли не единственное уцелевшее его творение.

Поместье Введенское принадлежало боярину Милославскому. В 18 веке – князю Голицыну, хозяину Вязем. Но свой устоявшийся вид приобрело в конце 18 века, когда император Павел I подарил усадьбу своей фаворитке Екатерине Николаевне Лопухиной.

Во время революции усадьба сильно пострадала. «Введенское, как и Поречье, видно отовсюду. С колокольни Саввина монастыря притягивает оно взоры своим белым пятном, прерывающим на горизонте кромку леса. В другой пролет звона видно Поречье… К живописному уездному городку, весной благоухающему сиренью, тянутся эти, здесь так щедро рассыпанные усадьбы, связанные общим духом, общим бытом и общей красотой. С колокольни вид на много верст кругом. Расстояние скрадывает детали, разрушений не видно – все точно осталось по-прежнему и не изменился ландшафт. Да, после 1917 года русскую усадьбу следует смотреть на расстоянии. А после 1930 года – не одними ли только глазами памяти?» – писал о Введенском в книге «Венок усадьбам» Алексей Греч.

Сейчас на территории усадьбы санаторий, но полюбоваться видами и прогуляться по парку можно в составе экскурсии.

Иславское

Эта усадьба – из тех, с кем время обошлось особенно жестоко, хотя история этого места начинается еще в 14 веке. Первое письменное упоминание поселения, которое тогда носило название Воиславское, относится к 1358 году. Доподлинно известны имена владельцев с первой половины 17 века – это были братья Борис и Глеб Морозовы, приближенные к царскому престолу. В 1682 году имение переходит к семье Апраксиных. Они строят здесь деревянную церковь Образа Спаса Нерукотворного. В 1780 году владельцем становится один из богатейших людей того времени – генерал Иван Архаров. При нем в Иславском появляется деревянный усадебный дом и каменный храм в стиле классицизма.

Сегодня от изысканного имения сохранились только руины – дом сгорел в 1998 году. Спасский храм был отреставрирован в 2003-2004-е годы частными инвесторами и сейчас действует. А нам остается только гулять по заросшим берегам Москвы-реки, где еще угадывается бывший усадебный липовый парк, и представлять, как это место могло выглядеть, если бы его вернули к жизни.

Успенское

Особняки, стилизованные под замки, далеко не примета современной Рублевки. Такие строения в этих местах начали появляться еще в позапрошлом веке. В 1884 году князь Борис Святополк-Четвертинский, владелец села Успенского, решил заказать одному из лучших архитекторов П.С. Бойцову проект своего имения. Дом, который князю хотелось выдержать в английском стиле, получился больше похожим на французское шато и, что удивительно, сохранился до нашего времени.

Последний владелец усадьбы – промышленник и меценат Сергей Морозов, брат знаменитого Саввы Морозова. Частым гостем у него был художник Исаак Левитан. В Успенском он написал картины «На Москве-реке» и «Сумерки. Замок». Однажды погостить сюда приехал и Антон Павлович Чехов, которому место категорически не понравилось.

«На днях был в имении миллионера Морозова. Дом – как Ватикан, лакеи в пикейных жилетах с золотыми петлями на животах, мебель безвкусная, вина – от Леве, у хозяина никакого выражения на лице, и я сбежал», – так описал свою поездку Чехов.

После 1917 года промышленника разорили, а усадьбу приспособили под приют для сирот. Затем здесь разместился институт коневодства, однако и он просуществовал недолго, и незадолго до Великой Отечественной войны в особняке открылась обычная школа. С 60-х годов здание было передано одному из отделений больницы Российской Академии наук. К дому пристраивают кирпичный корпус для пациентов. Сейчас, кроме сохранившегося главного дома, можно полюбоваться храмом Успения Пресвятой Богородицы 1729 года и чудесными видами, открывающимися с берега реки Москвы.

Факт

Статистика неумолима: за последние 25 лет памятников архитектуры, включая усадьбы, погибло больше, чем за период 1950-1990-х годов.

На заметку

Мир, который мы потеряли

Считается, что «золотой век» русской усадьбы длился примерно столетие – с манифеста Петра III «О вольности дворянства» (1762 год), давшего владельцам поместий возможность не служить и свободно вести в них свое хозяйство, и до отмены крепостного права (1861 год).

Но настоящий упадок усадебной культуры начался после 1917 года. Причем коснулось это всех – и настоящих дворцов с огромными коллекциями, и скромных домов, приспособленных для удобного и спокойного житья, и творений знаменитых архитекторов, и строений почти типовых.

Национализация сопровождалась разграблением и пожарами. «Охранные грамоты» были даны в Подмосковье всего на 25 имений – причем при проверке оказалось, что ценных произведений искусства во многих из них уже не осталось, и число усадеб «музейной ценности» сократили примерно вдвое.

Содержание «музеев помещичьего быта» оказалось затратным. Уже к середине 20-х годов большинство из них стали закрывать, превращая в разнообразные «дома отдыха ветеранов революции». Но кое-что дошло и до музейных фондов. Есть точные цифры: с 1918 по 1923 годы из усадеб Московской области было изъято 4528 живописных полотен, 463 скульптуры, 15546 предметов прикладного искусства.

Источник фото

Расскажите о нас в социальных сетях:
Wordpress Social Share Plugin powered by Ultimatelysocial
Facebook
Instagram
VK