Июньский праздник минувших одиннадцати сентябрей

Текст: Георгий Янс

Символом подведения итогов школьных лет уже более трехсот лет являются выпускные вечера. Начало новой традиции было положено при Петре Первом. В Москве в 1717 году в школе математических и навигационных наук выпускники в торжественной обстановке получили аттестаты, выслушали прощальное напутствие учителей, а затем «вдоволь повеселились на праздничном банкете». Новшество понравилось. Уже в следующем, 1718 году выпускные прошли сразу в нескольких школах. Алкоголь, пение хором и «легкий» мордобой – какой же выпускной вечер без драки.

С открытием в 1764 году Смольного института выпускные вечера появились и у девушек. Гвоздем программы становится бал, на который съезжался весь светский Петербург. Последний выпуск воспитанниц Смольного состоялся в 1917 году.

Потом революция – не до балов. Да и к тому же их тоже причислили к «пережиткам прошлого». Только в конце 1930-х годов традиция выпускных вечеров начинает возрождаться. И опять прерывается – 21 июня 1941 года выпускники встретили рассветом, с которым пришла весть о Великой Отечественной войне. «До свидания, мальчики. Постарайтесь вернуться назад…»

В 50-е годы праздник вернулся в школы, а с началом «оттепели» выпускные приобрели формат, который с поправкой на время сохранился и сегодня. Одежда на вкус и возможности, банкет, танцы. Именно в 60-е годы закрепилась традиция гулять всю ночь, а потом идти или ехать встречать восход солнца.

Теперь перехожу на «мемуар». Свидетельства очевидца. С начала 70-х и до начала нового века я прошел выпускные вечера школьником, учителем, директором и даже родителем. Но родителем больше по касательной. Старался не лезть в школьную жизнь детей.

Выпускной вечер – своего рода символический переход из детской жизни во взрослую. У каждого времени он свой. Не берусь говорить за всех, скажу только за себя. В принципе не люблю местоимение «мы». Мы – размывание ответственности. «Мы решили, мы согласились, мы боролись…» Каждый отвечает за себя и ответственность несет за себя, не перекладывая ее на чужие плечи. Я ошибся, я проиграл, я принял неверное решение…

Но возвращаюсь к «мемуару». Для меня переход во взрослую жизнь означал делать то, что школа запрещала. Курить и пробовать алкоголь, носить длинные волосы и слушать рок-музыку, открыто выражать собственное мнение и задавать учителям неудобные вопросы. Свою «взрослость» почти в полной мере реализовал в институте за исключением «выражения собственного мнения». Оказывается, за него наказывают очень даже по-взрослому.

Поэтому и покинул школу с радостью и без сожаления. И вспоминаю о ней только тогда, когда нужно написать «мемуар». Хотя один из самых близких людей – сосед по парте, с которым продолжаем приятельствовать уже почти 60 (!) лет.

Окончил я школу в 1971 году. Глава государства Леонид Брежнев еще не стал четырежды Героем и не написал «Малую землю». Выпускной вечер проходил по обкатанной схеме. Сначала торжественное вручение аттестатов с фотографией класса. Фотография была огромна – 50 на 40 см (специально замерил). Но зато на обратной стороне можно получить послания или только автографы от одноклассников.

К аттестату полагалась характеристика, точно такой же обязательный документ. Но ее мы получили через несколько дней после выпускного вечера. Характеристика – последний рычаг давления школы на нас. Нам угрожали-обещали, что если кто проштрафится на «выпускном, то в характеристике поведение может быть изменено на неудовлетворительное. Под «проштрафиться» подразумевалось в первую очередь распитие алкоголя. На моей школьно-учительской памяти опция с поведением никогда не активировалась.

Но какой же выпускной без спиртного. Выпить в этот вечер – все равно что получить путевку во взрослую жизнь. Традиция, которая никогда не нарушалась. Также по традиции, передававшейся от одного поколения выпускников следующему, бутылки с вином прятались в сливных бачках в туалетах.

Пили, конечно, не все. Девочки вроде бы нет. Между танцами бегали в туалет «приложиться к взрослой жизни». Танцы – особая гордость. На них играла наша школьная группа. Все самодельное – гитары, усилители. Звук был ужасный, но зато громко и очень ритмично. Примерно такое же чувство гордости испытал ровно через пять лет, когда на выпускном вечере курса нас развлекала «Машина времени».

Где-то к двум часам ночи стали выдыхаться. Возбуждение сменилось усталостью. Пора собираться на Красную площадь – встречать рассвет. В автобусе распевали любовно-трагические песни: «Хотел всегда с тобой одной мечтать, хотел всегда с тобой рассвет встречать. Но ты ушла с другим, и я теперь один, как мог поверить я словам твоим». Или: «Так что же, брось, брось. Жалеть не стану. Я таких, как ты, всегда достану. Ты же поздно или рано все равно ко мне придешь!» Я подпевал, многозначительно поглядывая на свою подружку-одноклассницу. Мы с ней договорились после Красной площади провести остаток утра у нее дома, так как ее родители должны были уехать. Не сложилось. Родители почему-то не уехали.

Через пять лет во взрослой жизни случилось то, что даже в страшном сне не мог представить. Я вернулся в школу учителем. Не в свою, а в соседнюю. Бывшая классная руководительница была в шоке: «Ты… учитель?» Все ошибаются. В том числе и учителя. Работа в школе оказалась призванием. А выпускные вечера стали одними из самых ярких эпизодов моей учительской жизни. Но об этом уже в следующем «мемуаре».

Расскажите о нас в социальных сетях:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *